694

Ушедший в бессмертие экипаж

АВТОР: Игорь Софронов
Ушедший в бессмертие экипаж

Есть в Городищенском районе Волгоградской области посёлок Новая Надежда, рядом с которым находится братская могила и памятник над ней. Лежат там пять танкистов – четверо Героев Советского Союза и один Герой Российской Федерации.

Таких монументов на нашей земле больше не существует. Один из этой героической пятёрки – милиционер Пётр Михайлович Норицын.

Памятник был сооружён в 1968 году взамен обелиска, установленного в первые послевоенные годы над местом захоронения воинов. Работал над ним известный волгоградский скульптор – член Союза художников СССР Александр Голованов.

Более сорока лет отдал он служению искусству, создав за это время немало монументальных произведений, воспевающих подвиг советских солдат. В числе наиболее известных его творений, которые и сегодня тревожат память соотечественников, достаточно упомянуть мемориальную стену-памятник на здании, расположенном на месте легендарного Дома Павлова в Волгограде.

В год двадцатилетия Победы в Великой Отечественной войне Александру Владимировичу предложили взяться за работу, которая увековечила бы подвиг советских танкистов, ставших символом несгибаемости духа.

Прежде чем приступить к работе, маститый скульптор, как истинный мастер своего дела, решил изучить все обстоятельств подвига, совершённого экипажем тяжёлого танка КВ-1 в последние дни Сталинградской битвы.

…Окружённые немецкие войска отчаянно пытались разорвать кольцо. Последний аэродром, с которого в январе 1943 года шло их снабжение, располагался у посёлка Питомник, где было сосредоточено более 370 военно-транспортных самолётов. Чтобы разрушить этот «воздушный мост», командующий Донским фронтом генерал-лейтенант (будущий маршал) Константин Рокоссовский ввёл в бой 91-ю отдельную танковую бригаду полковника (также будущего маршала) Ивана Якубовского. Её 344-му батальону было приказано овладеть высотой Безымянная и посёлком Новая Надежда, лежавшими на подступах к немецкому аэродрому.

Пётр НорицынПётр Норицын

В числе машин, устремившихся 21 января 1943 года в атаку, был и танк лейтенанта Алексея Наумова. Вместе с ним под бронёй находились командир орудия младший сержант Пётр Норицын, водитель-механик старшина Павел Смирнов, радист-стрелок младший сержант Николай Вялых и заряжающий сержант Феодосий Ганус, прибывший в батальон буквально за сутки до начала боя.

За пять часов жестокой схватки экипаж Наумова подбил 5 вражеских танков, уничтожил 24 автомашины, раздавил 19 пушек и миномётов, 15 пулемётных точек, истребив до сотни гитлеровцев. И уже на окраине посёлка танк был подбит, потеряв возможность двигаться: снаряд немецкой пушки, притаившейся за крайней хатой, перебил гусеницу.

Другие машины, наткнувшись на подготовленную противотанковую оборону, вынуждены были отойти. Экипажи, возвратившиеся в расположение батальона, ещё долго слышали, как у Новой Надежды ухало орудие обездвиженного КВ и заливались раскатистыми трелями его пулемёты. Потом всё смолкло. А через несколько минут после установившейся тишины в морозное январское небо потянулись чёрные клубы дыма.

Пётр Михайлович Норицын был самым старшим из танкистов подбитого КВ. Он родился 21 декабря 1903 года в деревне Митино (ныне этот населённый пункт находится на территории Усть-Алексеевского поселения Великоустюгского района Вологодской области). В 1925 году по предложению начальника районной милиции сколотил из сверстников группу крепких парней, активно помогавших органам правопорядка. Разруха после Гражданской войны, дефицит средств в казне привели чуть ли не к половинному сокращению штатов милиции и, как следствие, к резкому росту служебной нагрузки на оставшихся в строю. В некоторых уездах, например, на одного агента уголовного розыска тогда приходилось более 16 тысяч граждан, на одного участкового – свыше 5 тысяч. Понятно, что без содействия добровольных сознательных помощников стражам закона было не обойтись.

Через год работы на общественных началах Пётр Норицын поступил на службу в отдел милиции города Устюжна. Начинал с должности постового, но довольно быстро стал начальником отделения. Помимо службы по охране общественного порядка приходилось оказывать помощь органам государственной власти в уездах при сборе продовольственного налога, организовывать заготовку дров с последующей их охраной и отправкой в города, бороться с самогоноварением, следить за выполнением гужевой повинности, описывать и изымать церковные ценности.

А платили при такой нагрузке не очень много. Денег не хватало, чтобы прокормить себя и семью. Текучесть кадров в некоторых районах доходила до 60 процентов в год.

Вот и Пётр Михайлович через несколько лет службы в милиции вынужден был уволиться из органов и вместе с семьёй перебраться в Архангельск. Там вплоть до начала войны он трудился заведующим мастерской по изготовлению детских игрушек.

Летом 1941 года ушёл на фронт. Сначала воевал в пехоте, в зимних боях под Тихвином был тяжело ранен сразу в обе ноги. Долго лечился в пермских госпиталях. После выздоровления Норицына направили в учебную часть, где он освоил воинскую специальность командира орудия танка КВ. Новые машины его батальон получал в Челябинске и оттуда, прямо с завода, в начале декабря 1942 года прибыл под Сталинград.

За неполные два месяца на фронте экипаж лейтенанта Алексея Наумова успел поучаствовать в пяти танковых атаках. Особенно его КВ отличился 13 и 14 января в боях за деревню Новоалексеевка, в которых уничтожил 2 танка, артиллерийскую батарею, 4 миномёта, 5 пулемётов, 7 дзотов, истребив до 120 солдат и офицеров противника. Весь экипаж был представлен к наградам. Командир орудия младший сержант Пётр Норицын – к медали «За отвагу».

А через неделю был получен приказ выбить врага из Новой Надежды, где танкисты приняли свой последний бой.

…Когда в танке закончились боеприпасы, и немцы смогли приблизиться к побитой пулями и снарядами машине, то сначала предложили танкистам сдаться. Получив отказ, подкатили две бочки с бензином, обложили дровами, подожгли.

Рация в танке работала до последнего мгновения. И если экипажи других машин батальона только видели чёрный дым, встававший над охваченным пламенем КВ, то в штабе воинской части собравшиеся у радиостанции командиры слышали, как горевший заживо экипаж пел «Интернационал», прощаясь с жизнью и живыми.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1943 года Алексею Наумову, Петру Норицыну, Павлу Смирнову и Николаю Вялых было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Феодосий Ганус в этот указ не попал и получил свою Золотую Звезду лишь в июне 1996-го. Тому была причина.

8 сентября 1941 года вышел приказ народного комиссара обороны, в котором, среди прочих мер по укреплению боеготовности, предписывалось «изъять из воинских частей, находящихся на передовой, всех военнослужащих немецкой национальности». А Ганусы, хоть и жили в России уже несколько поколений, были немцами.

Включая Феодосия вместе с другими членами заживо сгоревшего экипажа в представление к званию Героя Советского Союза, комфронта Константин Рокоссовский сильно рисковал: тем самым он, по сути, расписывался в невыполнении приказа Верховного главнокомандующего. Но сознательно пошёл на это. А вот начальник Главного политического управления Красной Армии и заместитель наркома обороны генерал-полковник Александр Щербаков такую ответственность на себя не взял. И, перестраховавшись, вычеркнул сержанта Феодосия Гануса из списка. Поэтому в сентябрьском указе 1943 года его не оказалось.

18 декабря 1943 года и 7 января 1944 года командование бронетанковых войск направляло в правительство повторные представления Феодосия Гануса к званию Героя. В Главпуре они ложились под сукно. Лишь спустя полвека после войны, благодаря энтузиастам-краеведам из Липецка (города, откуда Феодосий Григорьевич уходил на войну) и Волгограда, журналистам газеты «Труд» и работникам Центрального архива Минобороны, справедливость восторжествовала.

Поэтому на одной стороне трёхметрового бетонного монумента, установленного над могилой геройского экипажа в 1968 году, помещены фигуры лишь четырёх задыхающихся в огне и дыму танкистов, а на левом торце горельефное изображение лишь четырёх Золотых Звёзд. А на другой стороне памятника – портреты всех пяти членов ушедшего в бессмертие экипажа.

С декабря 1974 года памятник имеет статус объекта культурного наследия федерального значения и охраняется государством. В наши дни у него проводятся торжественные мероприятия поселкового масштаба, сюда для возложения цветов непременно приезжают молодожёны, обязательно останавливаются автобусы с гостями Волгоградской области, следующие по туристическим маршрутам.

Вернуться в раздел
Милицейская волна