63

Каждая моя песня – это мини-спектакль

АВТОР: беседу вела Елена Шершень
Каждая моя песня – это мини-спектакль
ФОТО: Анна Васюткина и из личного архива Ирины Шведовой

В гостях у журнала «Полиция России» певица, актриса театра и кино, театральный режиссёр, композитор Ирина Шведова.

– Ирина Игоревна, очень часто талант формируется в семье. Ваша жизнь – классический тому пример…

– Я – дочь актрисы и оперного певца. Учились они в Харькове. Отец окончил консерваторию, мама – театральный институт (вместе с Леонидом Быковым, Людмилой Гурченко, Натальей Фатеевой). Как только новоиспечённые специалисты получили дипломы, сразу уехали к месту назначения – в Кишинёв, где родилась я. Через три года семья приехала в Киев. Отец, Василий Третьяк, народный артист СССР, блистал на оперной сцене, в театре имени Тараса Шевченко (вместе с именитыми коллегами Юрием Гуляевым, Анатолием Соловьяненко, Беллой Руденко, Евгенией Мирошниченко), а мама, Людмила Томашевская, почти всю свою творческую жизнь прослужила на сцене украинской драмы в Театре имени Ивана Франко.

Но папой я называю своего отчима – Игоря Александровича Шведова, писателя, заслуженного деятеля искусств, народного артиста Украины, который воспитывал меня с 6 лет. Он очень любил маму и даже написал для неё пьесу «Полномочный представитель», где она играла главную роль.

– Родители поощряли ваши творческие наклонности?

– Да, за что им очень благодарна. Мама утверждает, что петь я начала раньше, чем говорить. С 6 лет училась играть на фортепиано, танцевала, 4 года занималась в изостудии.

Папой воспитано трепетное отношение к слову, к русскому языку. Как писатель, он приобщал меня к литературе. Сидя за механической машинкой, я печатала его произведения. Так что не творческим человеком стать было просто невозможно.

Но папа не видел во мне актрису. Я тайком от родителей поехала в Москву поступать в Щукинское училище. Дошла до третьего тура, но – увы... Вернулась в Киев и уже там поступила в театральный.

Папа был великолепным рассказчиком, читал от общества «Знание» лекции по ораторскому искусству. Он стал родоначальником жанра устной документальной книги. Имея дело с огромным количеством исторического фактического материала, сначала рассказывал свои книги со сцены, а уж потом записывал их на бумагу. Так родился его собственный театр одного актёра – Театр Исторического Портрета в Киеве. Героями его книг были Владимир Ленин, Михаил Фрунзе, Инесса Арманд, Николай Островский и другие персоны, стоявшие у истоков нового государства в начале ХХ века. Потом появились портреты Шопена, Вертинского, Юрия Кондратюка, гетмана Мазепы и даже Иисуса Христа…

– В 90-е годы страна узнала вас благодаря песням «Белый вальс» и «Америка-разлучница». «Белый вальс», можно сказать, стал вашей визитной карточкой…

– Конечно, ведь это мой первый выход на большой экран. Эту песню ещё называют «Афганский вальс». До сих пор она волнует даже юных людей. А многие девочки, готовясь к вокальному конкурсу, предпочитают выбирать её, чтобы ярче выразить свои драматические гражданские чувства.

– Как рождалась эта песня?

– Мы с композитором Игорем Демариным были тогда семьёй. Жили в киевской коммунальной квартире. По центру нашей комнаты стояло пианино. Как правило, обложенное подушками, чтобы не мешать соседям.

Спасибо Игорю за то, что рядом с ним проходила «композиторскую стажировку». Он учился в Киевской консерватории. И я помогала ему переписывать партитуры, расписывать партии для оркестра. Тогда это всё делалось вручную. И на моих глазах он сочинял. В том числе – «Белый вальс». (А сколько его интересных сочинений ещё лежат в столе и ждут своего выхода в свет!)

Когда песня была написана, Демарин с поэтом Юрием Рогозой хотели, чтобы её исполнила София Ротару, но певица по каким-то причинам отказалась, хотя вальс ей понравился. Тогда я сделала свою запись и решила поехать с ней в Москву, на популярный в то время фестиваль «Песня года». Послушал её лично создатель и главный режиссёр этой программы Виктор Черкасов и через две недели вызвал меня на концертную съёмку «Песни–90». На следующий день я проснулась знаменитой.

– Песня вошла в историю, нашла своего зрителя. Она стала вашим провод­ником в боевое братство…

– «Боевое братство» всегда приглашает меня петь «Белый вальс» в день вывода наших войск из Афганистана, собираясь то в Олимпийском, то в Лужниках…

А когда я была в Чечне, ребята говорили мне, что с этой песней уходят в бой. И хотя это вальс об афганской войне, он помогал верить, что именно так их дома ждут, любят.

И никакая пуля им не страшна.

На одном из концертов под чеченским небом из-за 50-градусной жары машина перестала давать энергию для звуковой аппаратуры. Мы остались наедине с ребятами, с полем, на открытом пространстве. Звуку ведь неоткуда отражаться: чтобы было слышно, надо громко кричать, и голос сразу садится. Но всё равно мы пели…

Концерт в Чечне (1996)Концерт в Чечне (1996)

Наши зрители просили автографы. Подставляли руки, кепки, куртки, военные билеты. Мы с одним из таких ребят через много лет встретились. Он пришёл ко мне за кулисы, достал военный билет и показал мою роспись. Мы обнялись. Растрогавшись до слёз, я сказала ему: «Братишка, спасибо тебе, что ты остался жив».

Были и сирийские поездки – с Владимиром Березиным, Ларисой Долиной, Александром Левшиным, Сергеем Куприком, когда мы выступали на авиабазе российских военнослужащих. Пели на импровизированной сцене, в огромной палатке. Принимали нас потрясающе. В Хмеймиме на одном из самолётов, который был уже в полной боевой готовности, мы даже оставили свои автографы.

Конечно, выступали не за медали. Но награды, которые мне вручили, очень дороги. И я их бережно храню, хотя никогда не надеваю…

– Не потому ли военную тему вы воспринимаете так близко к сердцу, что ваши близкие тоже прошли чрез горнило войны?

– Мой дед Станислав Иосифович Томашевский – фронтовик. Он был личным водителем маршала Рокоссовского. Прошёл с ним все военные дороги до Берлина, расписался на Рейхстаге. У деда много боевых орденов и медалей.

Мой отец, Игорь Александрович Шведов, ушёл на фронт добровольцем в 17 лет. Получил тяжёлое ранение перед самой победой. Чудом выжил. У него было прострелено бедро, вернулся инвалидом на костылях. Молодой парень встал к балетному станку, вытягивал ногу, выработал такую широкую походку, чтобы не было заметно разницы в длине ног. Стеснялся носить ортопедическую обувь, в результате позвонки сместились и его буквально приговорили лежать.

Один профессор утешал отца, ставя в пример Николая Островского. Но, как говорится, не на того напали. Через полгода Игорь Шведов приехал к профессору на велосипеде. Чего это ему стоило – только мы с мамой знаем. Это был человек железной воли.

– Как в вашем творчестве взаимосвязаны театр и песни?

– Театр для меня – это зеркало нашей жизни, её отражение. А каждая моя песня – это всегда спектакль в миниатюре. На мой взгляд, в каждой песне должна быть своя драматургия.

Театра в моей жизни было не так много. Не считая, что выросла за кулисами маминого драматического и сразу после института проработала три года в Киевском молодёжном. Потом был сезон в Театре эстрады и ещё три сезона мне подарил театр Армена Джигарханяна. Там я была музыкальным постановщиком мюзикла про Жанну Д’Арк «Белая ворона» и одновременно играла несколько ролей. Сочинила музыку к чеховскому водевилю и детской сказке. На малой сцене два года шёл мой авторский моноспектакль «Душа хранит» с поэзией Николая Рубцова…

– В жизни каждого артиста есть чёрные и белые полосы. Как преодолеваете трудности?

– Мне есть с кого пример брать – с моих родителей. У них крепкая внутренняя закалка… Временами, когда было мало концертов, я сочиняла песни для своих друзей, учеников. Музыка помогает. Она рождается божественным образом. Бывает, в муках, а бывает и озарение. И даже если в муках – всё равно божественным образом. Это даже объяснить невозможно. Это просто чудо.

В общем, жизнь интересная. Всегда есть чем заняться. Сейчас преподаю детям сценическое искусство. В Подольском центре детского театрального творчества «Синяя птица» ставлю музыкальные спектакли. Ребята готовятся к конкурсам, занимаются художественным словом. А концертная жизнь постепенно оживает. Спать некогда! (Улыбается.)

Визитная карточка

Родилась 28 апреля 1959 года в Кишинёве. Окончила музыкальную школу (1974), училась в студиии изобразительного искусства (1969–1973), занималась бальными танцами в ансамбле «Ритм» (1974–1980. Окончила среднюю школу (1976). Играла и пела в эстрадном оркестре Ильи Гасса Киевского объединения музыкальных ансамблей.

Окончила Киевский государственный институт театрального искусства имени Ивана Карпенко-Карого, курс Михаила Карасёва (1983). Была актрисой, концертмейстером и балетмейстером Киевского молодёжного театра. Дважды выступала перед участниками ликвидации последствий аварии на ЧАЭС (май 1986). Работала в Крымской филармонии (1986-1988), Киевском мюзик-холле (1988–1989), Киевском театре эстрады (1989–1990). Служила в Московском драматическом театре под руководством Армена Джигарханяна в качестве актрисы и музыкального постановщика (2015–2019). Литературный и музыкальный редактор книги и аудиокниги «Женщины – кавалеры ордена Славы» (2015). Продюсер, автор сценария, режиссёр-постановщик и ведущая концерта «Письма с фронта» (2018). Председатель жюри конкурса «Созвездие детских талантов». Победитель телевизионного шоу на НТВ «Суперстар – возвращение» (2020). Выступает с благотворительными концертами для военнослужащих, сотрудников МВД, МЧС, здравоохранения, ветеранов, детей-сирот и инвалидов. Выезжала с группами артистов в Чеченскую Республику (1996, 2000), в Сирию (2017).

Награждена: Почётной грамотой и благодарностью Президента Российской Федерации (1996, 2000); медалями «В память 850-летия Москвы», «В память 25-летия окончания боевых действий в Афганистане», «70 лет Победы в Великой Отечественной войне». Лауреат всесоюзных телевизионных фестивалей «Песня–90», «Песня–91» и «Песня–95» и ряда других конкурсов и премий. Член Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство» (1993), Союза кинематографистов России (2015), Союза театральных деятелей России (2017). На протяжении 15 лет являлась членом Общественного совета при ГУ МВД России по Московской области.


Вернуться в раздел
Милицейская волна