665

Меня на сцену вывезла «Телега»

АВТОР: беседу вела Елена Шершень
Меня на сцену вывезла «Телега»
ФОТО: Николая Тарханова

В гостях у журнала «Полиция России» актёр театра и кино, театральный режиссёр Александр Тютин.

– Александр Викторович, вы сыграли главную роль в фильме «С чего начинается Родина»... А с чего начинается Родина Александра Тютина?

– Моя малая родина начинается с города Подольска Московской области. Там я родился, учился, и могу сказать, что у меня было абсолютно счастливое детство. Я люблю Родину. Она дала мне многое, в том числе два бесплатных образования. Выигрывал олимпиады по математике, учился в музыкальной школе. Окончил физико-математическую школу-интернат при МГУ имени Ломоносова. И самое удивительное, что именно там, помимо физики и математики, которые преподавались практически в университетском объёме, нам давали мощное гуманитарное образование. По сути, это был лицей.

Там я подхватил бациллу лицедейства. Сам академик Андрей Николаевич Колмогоров, чьё имя сейчас носит эта школа, проводил прекрасные музыкальные вечера. Каждую неделю мы участвовали в КВНах. Замечательная классный руководитель водила нас, молодых оболтусов, по музеям, благодаря чему удалось «закрыть» многие пробелы в живописи. Приезжали к нам барды – Сергей Никитин, Александр Суханов, Юрий Визбор. Тогда я взял в руки гитару, стал петь. И можно сказать, что благодаря этим трём знаковым встречам именно в те времена был заложен мой собственный репертуар. Во время учёбы в Московском энергетическом институте гитара привела меня в очень сильный студенческий театр, существовавший при вузе.

Моё первое появление в кино произошло тоже благодаря увлечению гитарой. В 18 лет, не будучи профессио­нальным актёром, сыграл роль второго плана в фильме «Однолюбы», где исполнил песню Александра Суханова «Телега». Должен был играть в массовке, но режиссёр Марк Осепьян, услышав моё исполнение, предложил спеть, добавил ещё несколько эпизодов – так я получил роль. А потом сразу пригласили в следующий фильм.

– У вас очень солидная фильмография. Вы трудоголик?

– Да, но я фаталист. Специально работу не ищу, полагаюсь на судьбу, и она ко мне благосклонна. Бывают и паузы. К примеру, в послекризисном 2016 году первый раз за всю карьеру более полугода не было ролей. Ни одного съёмочного дня! Занервничал немного. Но потом всё компенсировалось за вторые полгода. Такова профессия актёра.

И главная её тяжесть отнюдь не в изучении текста, а в такой, как сейчас говорят, некой волатильности – непредсказуемости востребованности.

Не могу сказать, что я трудоголик в том смысле, что постоянно ищу работу и тружусь, тружусь. Но всегда делаю её с удовольствием и полной отдачей. Не выбираю придирчиво роли. Смотрю, приемлемо для меня или нет. Очень редко отказываюсь.

– Какие роли для вас стали знаковыми?

– Сложно выделить. Люблю все свои роли. При этом не люблю смотреть свою игру сразу после съёмок, потому что сам себе не нравлюсь.

Но есть те, которые мне особенно дороги. Например, роль коменданта гарнизона Ефрема Штоквица в сериале «Баязет» по роману Валентина Пикуля, который рассказывает об одном из самых ярких эпизодов русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Съёмки проходили в довоенной ещё Сирии. Тогда это была прекрасная страна. Было больно потом смотреть, что произошло с чудесным городом Хомсом, в котором мы провели много времени. Снимали в крепости ордена госпитальеров Крак-де-Шевалье. Располагалась она на вершине горы, а внизу была замечательная семейная гостиница, где мы и жили. Это христианский район Сирии. Гостиницу держала семья христиан. Они нас прекрасно принимали, опекали, скрашивали ощущение чужбины. Вплоть до того, что однажды достали для съёмочной группы свинины, которой там в принципе нет. К большому сожалению, недавно узнал, что эту гостиницу разбомбили. И даже крепости досталось – нерушимой, как казалось, цитадели, которая внесена в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

На съёмочной площадке царила особая тёплая атмосфера, команда была сплочённая. Мы очень сдружились, у нас сложился свое­образный клуб «баязетовцев». До сих пор при встрече вспоминаем работу именно над этим сериалом. Хотя со многими актёрами снимался и в других картинах.

А первая популярность, когда стали узнавать на улице, пришла после культового в то время фильма «24 часа». Классический боевик с перестрелками, взрывами, погонями, предательством, «профсоюзом» киллеров, интеллектуальными диалогами между персонажами. Чуть позже режиссёр Александр Атанесян определил моё основное амплуа – начальник, руководитель.

– Действительно, в последнее время вы всё чаще играете высокопоставленных военных, следователей, полицейских…

– Так сложилось, что, когда я был лейтенантского возраста, в российском кинопроизводстве возникла большая пауза. Поэтому сразу с майоров начал (улыбается). Позже и адмиралы, и генералы, и полковники были.

Например, главная роль в картине «Угон» – начальник отдела по борьбе с угонами автомобилей полковник милиции Зорин. Во всех ролях такого плана моя задача состояла в том, чтобы не повторяться. И все начальники у меня разные. Был такой фильм – «Верёвка из песка», где я играю следователя. Хороший получился персонаж, похожий на Коломбо. Вроде и простофиля, но при этом жёсткий, когда касается дела… Или полковник из «Тихой охоты» – начальник отдела латыш Айвар Бейтик. Он у меня был «немножечко с акцентом». Я вспомнил свою дружбу с Иваром Калныньшем и перенял его манеру разговора.

Тютин 3.jpgКадр из фильма « Тихая охота.» (2013)

Сейчас начались съёмки новой картины, где я играю руководителя следователей. Классический отдел полиции: подчинённые расследуют преступления – начальник их гоняет. На стажировку приходит молоденькая девушка, с родителями которой мой герой знаком. Не сразу у неё всё складывается. Мне нравится, что за этим стоит человеческая история, и это всегда интересно.

– В детективе «Оперетта капитана Крутова», где вы играете бизнесмена, главного героя – актёра для лучшего вхождения в образ направляют на стажировку в полицию. Доводилось ли вам проходить подобную практику, когда играли, например, в фильмах «Тихая охота», «Угон»?

– На стажировки я не ходил. Актёр должен, как нас учили в театральной школе, быть наблюдательным, накапливать свой внутренний материал, смотреть, подглядывать, набираться личного опыта – и всё это складывать в свою копилочку.

При этом обязательно в каждой картине есть консультанты, к которым при необходимости можно обратиться за советом. Даже снимаясь в сериале «Скорая помощь», мы на ходу постигали все премудрости уколов, ИВЛ, другие манипуляции. Ну а термины медицинские – это отдельная тема.

– А служба в армии помогла найти ключик к пониманию того, как играть защитников Отечества?

– В армию я попал после военной кафедры уже лейтенантом. Служил два года в Грузии, в авиационном полку, техником систем радиоэлектронной борьбы. Кадровые офицеры называли нас, пришедших с гражданки на два года, «пиджаками»… Много накопил наблюдений, которые пригодились для того, чтобы потом играть роли военных. Будучи на службе, чуть было не попал в Афганистан. Готов был выполнить интернацио­нальный долг, но в последний момент меня оставили в Союзе. Ребята, приезжавшие на побывку, много рассказывали о той войне. Слава Богу, что полк потом вернулся без потерь.

– Вам довелось в 1993 году сняться в американском кино – в очень популярном в то время комедийном фильме «Полицейская академия». Что удивило, что запомнилось?

– Это была знаменитая франшиза «Полицейская академия – 7: Миссия в Москве». Мой первый опыт работы в голливудском кинопроцессе. Съёмки, в которых меня пригласили участвовать, проходили в Москве…

Когда меня спрашивают, народный ли я артист, отвечаю: «Международный». Потому что достаточно много снимался в зарубежных картинах. В частности, у Филлипа Нойса в фильме «Святой» (1997). Поражало современное кинооборудование, в то время когда наш кинематограф переживал не самые лучшие времена. А ещё то, что в американском кино у каждой «гайки» стоит «человек с ключом». У меня, например, была личная ассистентка и своя комната в вагончике, хотя я снимался всего в одном эпизоде. Мы приезжали каждый вечер и ждали. Пять ночей до нас дело не доходило. Снялись только на пятую смену.

Поразили ланч и конец смены. Всё строго по часам, потому что любая переработка стоит сумасшедших денег. Скорость, с которой они сворачивались в конце дня, сродни фокусам Копперфильда. В конце смены я выходил из своего вагончика и не понимал, где нахожусь. Только что вся площадь была уставлена машинами, экранами, техникой. И – нет никого! Фантастика!

Удивило, что Голливуд допускает и такое: потратили деньги на съёмки, а потом взяли и перемонтировали картину… Эпизод мой в неё не вошёл. И не только мой – при монтаже была убрана целая сюжетная линия. Ира Апексимова тогда получила большую роль, от которой осталось два эпизода. Я как раз был в её линии. Но в титрах мы есть.

– Сейчас на экране очень много фильмов, сериалов на криминальную тему. Как вы считает, чего не хватает нашему кинематографу в этом жанре?

– Конечно, хочется больше доброты. Эти фильмы должны быть не про пистолеты и преступников. Нужно, чтобы на этом фоне раскрывались характеры, присутствовала история… Как пример могу привести сериал «Скорая помощь». На экраны вышел уже третий сезон, рейтинги снова огромные, хотя медицинских сериалов тоже много. Сейчас снимаем уже четвёртый… Так вот, в нашем телесериале речь – не про лекарства, не про болезни, а про людей. Если есть психологизм в ролях, какие-то конфликты, когда это про отношения – тогда и кино, естественно, будет людей заставлять размышлять, сопереживать, воспитывать.

– Мы с вами беседуем буквально за час до начала спектакля «Энергичные люди» по Василию Шукшину в Московском губернском театре. Это для вас новый этап? Интересна ли вам работа в театре?

– Конечно интересна. Начинал я в театре «Игроки». Потом был большой перерыв. Шесть лет назад Сергей Безруков пригласил в Московский губернский театр в спектакль «Сирано де Бержерак». На сегодняшний день у меня пять серьёзных ролей. Да в каких спектаклях! «Свадьба Кречинского», «Высоцкий. Рождение легенды», «Вишнёвый сад»… Об этом актёр может только мечтать! Когда ставятся сложные задачи, артисту интересно.

Тютин 4.jpgКадр из фильма « Баязет.» (2003)

В «Вишнёвом саде» Сергей Витальевич заставил меня вспомнить, что я окончил когда-то музыкальную школу. И мой Гаев исполняет знаменитый монолог «Дорогой многоуважаемый шкаф» под музыку из оперы «Пиковая дама» и сам себе аккомпанирует.

А сегодня я играю Брюхатова в сатирической комедии «Энергичные люди». Безруков тоже интересно её «увидел». Получился музыкальный ретроспектакль-караоке.

– Вы там тоже поёте?

– Режиссёр сделал мне настоящий подарок. В картине «Однолюб», где я впервые снялся, мой герой – молодой человек с длинными волосами поёт в кадре песню «Ах, телега ты моя…». Так вот, в спектакле «Энергичные люди» есть эпизод, когда я беру гитару, тоже пою «Телегу», а на экране появляется тот самый отрывок из моего первого фильма. Поворачиваюсь – мне там 18 лет… Зал тоже поёт. Это здорово!.. Так что пойду готовиться…

Визитная карточка

Родился 25 ноября 1962 года в городе Подольске Московской области.

Родители-инженеры имели техническое образование и приучали сына к точным наукам, развивали интерес к творчеству. Помимо общеобразовательной школы окончил музыкальную по классу «Фортепиано».

В старших классах учился в специализированной школе-интернате для одарённых детей при Московском государственном университете им. М. Ломоносова.

Учась в Московском энергетическом институте, начал посещать студенческий театр. Тогда же дебютировал как актёр в фильмах «Однолюбы» (1982) и «Шёл четвёртый год войны…» (1982).

Служил в театре «Игроки» (с 1987), играл в спектаклях, выступал в качестве режиссёра-постановщика.

Окончил режиссёрский факультет Театрального училища имени Б. Щукина (мастерская Mарианны Tep-Захаровой, 1992.

Снялся в 170 фильмах. Не раз играл роли сотрудников правоохранительных органов, в том числе в таких фильмах, как «Охота на асфальте» (2005), «Угон» (2006), «Хорошие парни» (2008), «Гаишники» (2008) и других. Награждён премией ФСБ России (2015).


Вернуться в раздел
Милицейская волна