1188

Николай Бурляев: «Голодай, но не участвуй в том, за что будет стыдно!»

АВТОР: беседу вела Елена Шершень
Николай Бурляев: «Голодай, но не участвуй в том, за что будет стыдно!»
ФОТО: из личного архива Николая Бурляева

В гостях у журнала «Полиция России» советский и российский актёр, кинорежиссёр, писатель, общественный деятель, Депутат Государственной Думы народный артист Российской Федерации Николай Бурляев.

– Николай Петрович, все ваши роли знаковые, серьёзные, глубокие. Вы избирательны? Часто ли отказывались от предложений сыграть в кино?

– Я стал избирательным со временем. Поначалу, после триумфального успеха фильмов Андрея Тарковского, по молодости хотел играть всё что предлагалось. Помню, как Тарковский сетовал: «Коля, что ты делаешь? Остановись! Даже если трудно будет, голодать будешь – не участвуй в том, за что потом будет стыдно!» Я это понял с годами. Сейчас придерживаюсь этой рекомендации и часто отказываюсь от ролей. Кстати, нужно признать, не так часто стали предлагать, зная, видимо, мою позицию.

– Правда ли, что в фильме «Андрей Рублёв» вы сами увидели себя в роли Бориски, хотя вам было предложено сыграть другого героя?

– Это правда. Андрей Тарковский и Андрей Кончаловский специально для меня написали роль Фомы – ученика Андрея Рублёва. Когда мне позвонили с Мосфильма и сказали об этом, я был счастлив безмерно. Мне принесли сценарий. Начал читать и заметил, что, собственно, роли-то и нет. Ученик Андрея Рублёва ходит за ним как тень, моет кисти, текста нет... В общем, приуныл, поняв, что мне здесь играть нечего.

Когда дочитал до последней новеллы «Колокол», то роль Бориски меня потянула за собой как в бездну, с первой же страницы читал и видел, как это сыграю.

И, попробовавшись без энтузиазма на то, что мне было предложено, обратился к Андрею Тарковскому с просьбой попробовать меня на роль Бориски. Он категорически отказывался, видел образ не таким юным. «Я же для тебя написал роль. Что, ты не хочешь, что ли?» – спрашивал режиссёр. Ну как я мог ответить Тарковскому, что не хочу у него играть? Но продолжал атаки и разные заходы через консультанта фильма, моего ближайшего друга Савву Ямщикова. Тот избрал нетрадиционный ход. Просто сказал Тарковскому: «Поспорим, что ты на роль Бориски утвердишь Колю?» Тарковский говорит: «Нет и нет!» – «Ну давай поспорим на ящик шампанского!» Они поспорили. А если поспорили – значит, спор нужно разрешать. Мне сделали пробу и я увидел, как Андрей стал увлекаться идеей «омоложения» Бориски. И, как прежде в «Ивановом детстве», начал со мной работать. Окончилось тем, что Савва выиграл ящик шампанского.

– Кем для вас был Андрей Тарковский?

– Тем же, кем он является для лучших режиссёров мира, таких как Анджей Вайда, Бернардо Бертолуччи, Кшиштов Занусси, Тео Ангелопулос, которые лично мне говорили одно и то же: Тарковский – номер один на планете. Эмир Кустурица говорил мне, что для того, чтобы понять, что такое режиссура, он около тысячи раз прокручивал на монтажном столе новеллу «Колокол» из «Андрея Рублёва». Тарковский объективно – режиссёр номер один. Так было и так есть. И, думаю, нескоро появятся те, кто так же, как он, владеет тайнами духовного устремления к высшим инстанциям.

Кадр из фильма «Андрей Рублёв» (1966)Кадр из фильма «Андрей Рублёв» (1966)

Грядёт 90-летие планетарного режиссёра, и я, будучи первым заместителем председателя Общественного совета Минкультуры, предложил сделать в Москве к этой дате музей Тарковского, который станет центром притяжения, образцом духовной ориентации и посетителей, и кинематографистов, вынужденных сегодня предавать кино как искусство, заниматься доходным рыночным промыслом, пошлым, вожделеющим о получении абсолютно девальвированной жёлтой болванки под названием «Оскар». Жаль, но к юбилею Андрея Тарковского такой важный центр, видимо, не появится. Ну что ж: будем и дальше доказывать чиновникам, не ведающим родства и понимания культуры, как следует относиться к нацио­нальному и планетарному достоянию.

– Как вы считаете, в чём успех мелодрамы Петра Тодоровского «Военно-полевой роман», где вы сыграли одну из самых известных своих ролей?

– Ответ – в простой формуле Лермонтова: «Есть чувство Правды в сердце человека». Этот фильм сделан с чувством правды в сердце Тодоровского, и эта правда имеет отзвук в любом сердце. Что было проверено на просмотрах в разных странах мира. Помню показ в Венесуэле: когда фильм окончился, я шёл через зал и сотни рук тянулись ко мне, чтобы обнять. Люди плакали и благодарили. То же было и во Вьетнаме, и в Бельгии.

Кроме того, этот фильм сделан суперпрофессионалом – гениальным Тодоровским, который написал феноменальный сценарий – образец драматургии. Когда я читал его, то плакал. Второй раз в жизни плакал над буквой! Первый раз – над шукшинским «Я пришёл дать вам волю» – о Разине.

Что-то резонировало внутри меня: это моё. Я тогда уже был режиссёром, ждал запуска своего фильма, но был готов ради того, чтобы играть в «Военно-полевом романе», сделать паузу в своей режиссёрской карьере. Пришёл на пробы, обнял Тодоровского, с которым не был лично знаком. Обнял как брата, поцеловал трижды по-русски и сказал: «Заканчивайте пробы – я эту роль никому не отдам». Потом со временем от Тодоровского узнал, что мы с Инной Чуриковой были первыми кандидатами на эти роли.

– Вы ратуете за духовно-нравственное искусство. Не раз говорили о том, что наш отечественный кинематограф болен. В чём причина? Как его оздоровить?

– Это не так сложно. Просто косность, трусость и серость чиновников не позволяет им сделать правильный шаг. С началом перестройки выплеснули вместе с водой ребёнка, предали, растоптали кинематограф. Один из бывших министров культуры при личной встрече показывал мне пункт Конституции, гласящий о том, что у нас теперь нет идеологии. Но он ошибался. Тогда у нас появилась идеология вседозволенности, которая разрушала и страну, и грядущие поколения. В 90-е годы был издан пагубный закон, запрещающий государству как бы то ни было вмешиваться в вопросы культуры. Только давайте деньги, а художники имеют право на любую трактовку современных и исторических событий… Чтобы оздоровить ситуацию – идеология нужна. Либералы шарахаются от понятия «идеология», хотя по сути «идеология» – наука об идее, выражающей интересы, мировоззрение, идеалы нации, общества. Если это слово их пугает, его можно заменить русским словом «мировоззрение».

Государство должно иметь своё мировоззрение, если оно думает о грядущем поколении.

– Всё-таки хочется верить в будущее нашего кинематографа. Чем он силён, чем мы можем гордиться?

– Сила нашего кинематографа в том же, в чём сила нашей русской литературы. Сила в исповедании и проведении через творчество христианских идей, заповедей.

Ведь, несмотря на то, что советский кинематограф создавали такие режиссёры, как Бондарчук, Шукшин, Герасимов, Кулиджанов, Ростоцкий, у которых были в кармане партбилеты, они делали христианские фильмы.

И тогда была ответственность государства и редактура. Конечно, случались перегибы. Я против политической цензуры, потому что от этого страдали и Тарковский, и Высоцкий, и многие другие. Подсчитал: из 70 фильмов, в которых я участвовал, 20 пролежали на полке в сумме 250 лет. Но общественный контроль необходим, и недаром Президент ввёл институт общественных советов при всех ведомствах, которые отдельные ведомства игнорируют.

Кадр из фильма «Мастер и Маргарита» (1994)Кадр из фильма «Мастер и Маргарита» (1994)

Как-то я, от Общественного совета при Минкультуры, пришёл на отбор кадрового резерва ведомства. Через нашу комиссию прошло около трёх десятков кандидатов. Попросил нескольких молодых из них назвать русских поэтов XIX века. В ответ – полное молчание. А меня упрекнули за мой вопрос: дескать, зачем вы их смущаете? Но позвольте: как такие люди могут руководить Министерством культуры?!

– Уже 30 лет вы являетесь президентом международного кинофорума «Золотой витязь», объединившего лучших представителей искусства. Как родился его девиз – «За нравственные христианские идеалы, за возвышение души человека»?

– Это было в конце 91-го года, во время полного развала и кинематографа, и страны. В студии имени Горького закрыли актёрский штат, куда я был приписан. Вот тогда ночью вдруг пришла мысль: нужно создать кинофестиваль, чтобы собрать позитивные силы. Хотелось назвать его по-русски, чтобы это было непобедимо, мощно. В сознании возник образ витязя. Потом он окрасился в золото. И тут же пришёл девиз: «За нравственные идеалы, за возвышение души человека». «Золотой витязь», быть может, самое главное, что мне удалось в моей жизни.

На фестивале «Золотой витязь»На фестивале «Золотой витязь»

Получилось довести до руководства страны мысль о том, что у нас отсутствует стратегия государственной культурной политики. Я как дятел со всех трибун долбил об этом лет 20. На Патриаршем совете по культуре вновь озвучил эту мысль. И Святейший Патриарх Кирилл, оканчивая заседание нашего совета, сказал: «Мы обратимся к Президенту с предложением подумать о выработке стратегии государственной культурной политики». Дальше заработал уже механизм Администрации Президента, начали вызывать деятелей культуры, спрашивать, какой должна быть эта культурная политика. А я ответил: «Всё очень просто – «Золотой витязь» 30 лет тому назад предложил стратегию в своём девизе...» И когда будут распределять бюджетные средства, нужно думать, соответствует ли то или иное произведение нравственному девизу. Если нет – значит, не будет господдержки. Зачем помогать сорнякам?

– «Золотой витязь» – это символ…

– …борьбы за душу человека и спасение души человека через искусство и культуру. Люди духовные и культурные нужны во всех сферах деятельности. В том числе их воспитанием обязательно надо заниматься в МВД, во всех силовых ведомствах. Ведь о культуре не забывали даже в труднейшие годы, когда шла война. Создавали театры, оркестры, студии живописи. Отправляли на фронт лучших артистов, чтобы поднимать дух воинов!

– Николай Петрович, недавно вы стали депутатом Государственной Думы Российской Федерации. Что двигало вами, когда решили баллотироваться?

– Признаюсь, что всю жизнь был человеком аполитичным. Не примыкал ни к каким партиям. Мне предлагали раза два баллотироваться, но я отказывался. Поскольку не верил политикам и считал, что нет ещё достаточного опыта, чтобы идти на законодательный, политический уровень. Теперь такой опыт обретён. Как говорил Гоголь, «Сейчас идёт бой, самый главный бой – за душу человека». Поэтому буду делать акцент на исправлении положения в отношении к нашей культуре. Кроме того, придётся расширять круг вопросов, которых буду касаться. Тем более что я вошёл в состав Комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. Всё это мне очень близко. И эта деятельность подразумевает опору на культуру.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Бурляев Николай Петрович родился 3 августа 1946 года в Москве. Окончил актёрский факультет Театрального училища имени Б. Щукина (1967), режиссёрский факультет ВГИКа (мастерская Михаила Ромма, Льва Кулиджанова) (1975).

Служил в Московском академическом театре им. Моссовета (1961–1964), в Московском театре имени Ленинского комсомола (1967–1968). Дебютировал в кино в начале 1960-х годов. Снялся в более чем 70 фильмах, в том числе «Мальчик и голубь» (1961), «Иваново детство» (1962), «Андрей Рублёв» (1966), «Мама вышла замуж» (1966), «Игрок» (1972), «Военно-полевой роман» (1983), «Детство Бемби» (1985), «Лермонтов» (1986), «Мастер и Маргарита» (1994), «Любовь и правда Фёдора Тютчева» (2003), «Адмиралъ» (2008), «Гоголь. Ближайший» (2009) и других.

Режиссёрские работы в кино: «Егерь» (1975), «Пошехонская старина» (1975), «Выбор» (1979), «Лермонтов» (1986), «Всё впереди» (1990), документальный фильм «Отменивший войну» (2020).

Президент Международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой витязь» (с 1991 года). Член Патриаршего совета по культуре (с 2010 года). Первый заместитель председателя Общественного совета при Министерстве культуры Российской Федерации (2015–2019). Председатель Общественной палаты Союзного государства (2015–2019). Один из учредителей Фонда науки и православной культуры священника Павла Флоренского. Заслуженный артист Российской Федерации (1984). Народный артист Российской Федерации (1996).

Член Союза кинематографистов и Союза писателей России. Депутат Государственной Думы VIII созыва, первый заместитель председателя Комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений (с 2021 года). Награждён орденами Почёта (2011), Александра Невского (2017).


Вернуться в раздел
Милицейская волна