264

Пробую себя в разных профессиях

АВТОР: беседу вёл Евгений Катышев
Пробую себя в разных профессиях
ФОТО: из личного архива Василия Горчакова

В гостях у журнала «Полиция России» советский и российский переводчик, журналист, актёр и продюсер Василий Горчаков.

– Василий Овидиевич, ваш отец Овидий Горчаков – личность легендарная, один из тех, кого называют прототипом главного героя романа и одноимённого фильма «Майор Вихрь», разведчика, спасшего Краков от разрушения в 1945 году… Так ли это?

– Сам автор романа Юлиан Семёнов говорил о том, что образ советского разведчика – собирательный. Реальных прототипов у главного героя три. Это Евгений Николаевич Березняк, Алексей Николаевич Ботян и мой отец, Овидий Александрович Горчаков. В тот раз в тыл к фашистам было заброшено несколько групп по линии НКВД и по линии наркомата обороны. Задания у них были разные. Но все перечисленные мною разведчики имеют самое непосредственное отношение к спасению старинного города. Кстати, Юлиан Семёнов был другом отца, и они много общались.

В 80-х годах прошлого столетия Президент Польши Войцех Ярузельский лично вручил моему отцу орден «Виртути Милитари». Это высшая польская награда за военную доблесть. В Кракове была мемориальная доска, напоминающая о том, что Овидий Горчаков внёс свою лепту в спасение города. Увы, пару лет назад её демонтировали по решению местных властей.

С отцом Овидием ГорчаковымС отцом Овидием  Горчаковым

После демобилизации отец окончил Литературный институт имени Максима Горького. В 1960 году вместе с польским писателем Янушем Пшимановским написал повесть «Вызываем огонь на себя» о советско-польско-чехословацком подполье, в котором участвовал сам. А через пять лет написал сценарий одноимённого четырёхсерийного телефильма.

– Что вас побудило поступить в военное училище? Хотели пойти по стопам отца?

– Он был категорически против моей военной карьеры. А я мечтал стать военным атташе в одной из стран Латинской Америки и гулять в белых штанах по набережной океана. (Улыбается). Но попал на факультет европейских языков.

– Вы в совершенстве знаете английский благодаря учёбе в военном институте?

– Этот язык я освоил раньше, чем русский. Моя мама тоже была переводчицей. И дома родители говорили только на английском. А русский постигал во дворе, играя со сверстниками. С отцом, до самой его кончины, общался только на английском.

– А как попали в кино?

– Случайно. В те времена ассистенты режиссёров по актёрам ходили по школам, выискивая детей, которые могли бы подойти на ту или иную роль. В 12-летнем возрасте мой фотопортрет с личными данными попал в картотеку Мосфильма. И вскоре меня пригласили на одну из ролей. Картина называлась «Большие и маленькие», по мотивам «Книги для родителей» Антона Макаренко. Это психологическая семейная драма, посвящённая жизни трудных детей. Я сыграл одну из главных ролей. Было ещё несколько лент, где довелось сниматься. Но потом родители запретили мне играть в кино. Съёмки плохо отразились на моей успеваемости. Вернулся в кино спустя несколько лет.

– В вашей биографии много самых разных профессий, увлечений…

– Наверно, это из-за непостоянства характера. По натуре я авантюрист, постоянно готов ввязаться во всё что угодно. И всегда был очень активным. В пионерском возрасте выбрали председателем совета отряда, в пионерлагере дорос до председателя совета дружины, а став комсомольцем начал делать «политическую карьеру». Вскоре меня выбрали (точнее назначили) секретарём комитета ВЛКСМ Высшего театрального училища имени Щепкина. Параллельно, в начале 70-х годов прошлого века, работал переводчиком сборной СССР по хоккею…

– Вы были знакомы с легендарными хоккеистами?

– Почему был? Я и сейчас с ними довольно часто общаюсь. И с Борисом Михайловым, и с Владиславом Третьяком, и с Владимиром Мышкиным…

– Ездили с командой за границу?

– Нет. Только на сборах работал в Советском Союзе.

– Для чего же тогда нужен спортсменам переводчик?

– Хоккеистам показывали фильмы. Зарубежные. Как учебные, так и художественные. Вот я и занимался синхронным переводом этих лент. Именно здесь и получил навыки этой профессии. На одном из хоккейных сборов меня приметили киношники – я познакомился с человеком, который занимался каскадёрством, он предложил попробовать себя в этой профессии. Так и стал каскадёром.

– Какие трюки выполняли?

– В основном конные. Лет с 13 я занимался пятиборьем, которое, как известно, вместе с фехтованием, плаванием, бегом и стрельбой включает в себя конкур. Получил звание кандидата в мастера спорта. Но в кино приходилось и фехтовать, и драться, и гореть.

– На экране – конная атака. Лошадь падает, кавалерист перелетает через неё и валится на землю… Как всё это делается?

– Любой трюк отрабатывается до мелочей. Конечно же, каскадёр должен осмотреть площадку. Убрать все камни и кочки, засыпать ямы, чтобы падать было безопасно. На передние ноги лошади привязывается кожаный ремень. Он достаточно большой, чтобы не мешал ей бежать. От этого ремня к руке всадника протянута верёвка. В нужный момент делается подсечка и скакун падает. Кстати, для наездника важно к этому времени вытащить ноги из стремян, иначе можно получить серьёзную травму.

– У вас бывали травмы?

– К счастью, нет. Не считая, конечно, ссадин, лёгких ушибов и синяков.

– Долго трудились на этой стезе?

– Лет десять примерно проработал на «Мосфильме», дослужился до постановщика трюков, фильмов двадцать вышло с моим участием. Были и эпизодические роли. К примеру, сыграл белогвардейского офицера, которого убивают, и он падает с коня.

А в моей каскадёрской биографии есть трюки, которые до сих пор никто не повторил, например, сальто назад на лошади (вместе с животным). Это было в фильме «Емельян Пугачёв».

Конечно, задачи такой мне режиссёр не ставил. Но так получилось. Пиротехники переборщили с зарядом. И лошадь вместе со мной, вместо того чтобы после взрыва встать на дыбы, перевернулась. К счастью, и лошадь и я не пострадали, отделались лёгким испугом.

– А как попали в синхронисты?

– В советские времена зарубежных фильмов на больших экранах было мало. Но для отдельной категории привилегированных людей делались закрытые кинопоказы. Однажды мне позвонил переводчик и писатель Леонид Володарский, с которым мы учились вместе в институте, и попросил подменить его на таком кинопоказе. С этого всё и началось.

Любил переводить вживую, когда слышишь реакцию зала. Появлялся кураж. И при желании можно было сделать всё что угодно – например, сотворить из комедии драму. И наоборот.

Перевод зарубежных фильмов в 80–90-е годы был занятием полулегальным. Потом времена изменились. Меня начали приглашать на крупные кинофестивали, на которые приезжали зарубежные актёры.

– Вы знакомы со многими кино­звёздами мировой величины. С кем доводилось работать?

– Например, с Джеком Николсоном. (Вообще-то, Никольсоном – правильно именно так.) Он был почётным гостем ХХIII Московского кинофестиваля в 2001 году. Мы с ним долго гуляли по Москве. Естественно, зашли на Красную площадь. Я ему мавзолей вождя мирового пролетариата показал. Вышли к Историческому музею, а там двойник Владимира Ильича… Джек обрадовался и решил с Ильичём сфотографироваться, но тот оказался прагматиком: сначала деньги, потом фото! Хотя это он сам за такой снимок должен платить! (Смеётся).

С Джеком НиколсономС Джеком Николсоном

Сопровождал Квентина Тарантино, Роберта де Ниро, Вуди Харрельсона, Роберта Редфорда, Мерил Стрип… Однажды оказывал первую медицинскую помощь Жерару Депардье. Он ударился обо что-то головой. Потекла кровь. Сделал ему перевязку.

В 2016 году в Москву приехал Стивен Сигал. Его принимал Президент страны Владимир Путин. Они говорили о многом, в том числе и о средствах массовой информации. О том, что журналисты часто неверно преподносят информацию. Я перевёл: «Воздействуют». Владимир Владимирович поправил меня: «Манипулируют» – и улыбнулся.

– Многие голливудские знаменитости, давая интервью, говорят, что любят Россию. Насколько они искренны, на ваш взгляд?

– Полагаю, что не кривят душой. Если бы не любили нашу страну, то вряд ли бы приезжали сюда. Практически все серьёзные деятели американского кино читали и Толстого, и Достоевского, и Чехова, и Пушкина. Не просто читали – скорее, изучали. Что неплохо было бы делать и всем нашим режиссёрам. Возможно, произведения русских классиков – лучшее, что наша страна когда-либо поставляла на «экспорт». Они вне времени и границ.

– Традиционный вопрос: каковы ваши творческие планы?

– Их громадьё! Но вот беда: пандемия. Надеюсь, она скоро закончится. Сейчас в одном издательстве лежит моя рукопись. Названия, увы, пока не придумал. Это книга о кино. Я пытался сделать анализ вестернов с 60-х годов до наших дней. Надеюсь, она будет интересна читателю.

Львиная доля отечественного кино связана с работой милиции и полиции. Вот думаю сесть за труд, посвящённый образу правоохранителя в киноискусстве.

– А вам самому приходилось играть стражей правопорядка?

– А как же! Я исполнил роль следователя Ракитина в ленте Ренаты Литвиновой «Богиня: Как я полюбила». Не знаю, хорошо сыграл или не очень. Судить не мне. Зрителю.

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех сотрудников полиции за их нелёгкий труд. Пока есть люди, честно исполняющие свой служебный долг, готовые рисковать своей жизнью, чтобы спасти жизни других, – наша страна может спать спокойно!

Горчаков-2.jpg

Визитная карточка

Родился 5 июля 1951 года в Москве. Его отец, Овидий Горчаков, офицер Главного разведывательного управления и писатель, был переводчиком руководителей советского государства Иосифа Сталина и Никиты Хрущёва. Окончил среднюю школу, факультет журналистики МГУ, учился в Военном институте иностранных языков. В 12-летнем возрасте дебютировал в кино как актёр, сыграв главную роль в фильме «Большие и маленькие» (1963). Всего снялся более чем в 10 фильмах. Работал на киностудии «Мосфильм» каскадёром, постановщиком трюков таких фильмов, как «Емельян Пугачёв» (1978), «Поговорим, брат…» (1978), «Кто заплатит за удачу?» (1980), «Шальная пуля» (1980), «Ларец Марии Медичи» (1980), «Али-Баба и сорок разбойников» (1983). Был переводчиком сборной СССР по хоккею.

Занимался переводом кинофильмов. Перевёл на русский язык в общей сложности более 6 тысяч фильмов. Стал признанным мастером прямого и обратного перевода. На Московских международных кинофестивалях работал личным переводчиком многих известных актёров. Голос программы «Горячая десятка MTV» на центральном телевидении СССР (1990–1991). Работал в передаче «Прожекторперисхилтон» в качестве синхронного переводчика для приглашённых иностранных гостей (до 2012).

Вернуться в раздел

Читайте также

Милицейская волна