1178

Как тать ночью, или Последний рейс Кинг-Конга

АВТОР: Арсамак Аушев
Как тать ночью, или Последний рейс Кинг-Конга
ФОТО: коллаж Евгения Карташова

В середине 80-х у руля Советского Союза встал новый в его истории правитель, которому было суждено подвести черту под существованием великой страны. Но миллионы советских людей об этом ещё не догадывались и продолжали растить хлеб, добывать нефть, плавить металл, ловить рыбу, открывать тайны природы и ставить новые рекорды в спорте. Подобно всем честным гражданам, несли службу и советские милиционеры, не давая спуску преступникам, разоблачая их ухищрения и обеспечивая охрану правопорядка, интересов общества, в полном соответствии с действовавшей Конституцией.

Гром среди ясного неба

Весну 1985 года Магомед-Сали Котиев встретил в должности старшего участкового уполномоченного милиции в Михайловском поселковом отделении милиции в Пригородном районе. В центре населённого пункта располагался магазин, в котором советские граждане, исходя из своих потребностей и возможностей, приобретали самые разные товары. Здесь можно было найти одежду и обувь, игрушки и украшения, посуду и чемоданы, канцелярские принадлежности и предметы быта. И не пришлось бы тебе, о пытливый читатель, портить зрение, разбирая эти строки, если бы не ряд происшествий, повергших достопочтенных обитателей Михайловского, а вслед за ними и жителей других близлежащих селений в удивление, возмущение и полное замешательство. Но обо всём по порядку. Правильный обед следует начинать с первого, продолжать вторым и, если не ожидается очередной перемены блюд, - завершать десертом.

Как следует из сказанного выше, оплот социалистической законности в посёлке Михайловский именовался отделением милиции. Располагался он в двухэтажном здании общежития Горского сельскохозяйственного института. Немаловажная деталь: со второго этажа хорошо просматривался фасад магазина смешанных товаров со всеми заслуживающими внимания деталями, включая бетонированное крыльцо и входную дверь.

«Люблю грозу в начале мая», - опрометчиво заявил когда-то Тютчев. Магомед-Сали поэтом не был, его начальство вряд ли оценило бы рапорты и донесения, написанные ямбом или анапестом. Да и к грозам милиционеру не положено испытывать возвышенных чувств, не предусматривали такое ни закон «О милиции», ни ведомственные акты МВД СССР.

Тем не менее, когда 2 мая поступило сообщение о краже в магазине, старший лейтенант милиции Котиев вполне мог сравнить произошедшее если не с грозой, то с громом среди ясного неба. Из взволнованной речи огорчённого заведующего магазином следовало, что, явившись в это прекрасное солнечное утро служить людям на ниве удовлетворения их разнообразных материальных потребностей, он обнаружил свой храм изобилия осквернённым.

Очевидно воспользовавшись тем, что честные трудящиеся, выразив накануне 1 мая, как писали газеты того времени, «решимость отдать все силы борьбе за мир и построение коммунистического общества», забылись мирным сном в своих постелях, неизвестный сделал чёрное дело. Безвозмездно и неправомерно он обратил в свою собственность то, что все прочие советские люди получали в магазине по твёрдой государственной цене.

Дубль №…

Выехавшая оперативная группа осмотрела место преступления и предположила, что злоумышленник, выдавив стекло в верхней половине двери, проник в магазин и забрал то, в чём, видимо, испытывал нужду. Детальная инвентаризация позволила установить, что на полках не доставало ряда товаров: одежды, игрушек, бижутерии и… чемодана, в который вор, предположительно, сложил похищенное. Вместе с тем при осмотре помещения обнаружены грязные брюки, рубашка и обувь. В них похититель, очевидно, более потребности не имел.

Милиция составила план, в рамках которого в числе прочего проверены все проживающие в Михайловском и прилегающих населённых пунктах лица, ранее вступавшие в конфликт с законом на почве преступного влечения к чужой собственности. Искали пропавшие вещи. Однако никакой оперативно значимой информации получить не удалось…

Прошло две недели. В магазине снова кража. Пропал тот же набор предметов, и опять оставлена грязная одежда и обувь. При осмотре в них опознаны вещи, похищенные в первый раз. Милиция с удвоенным рвением провела комплекс положенных в подобных случаях мероприятий с тем же результатом.

Через две недели - кража! Исчезли те же вещи, что и раньше, вместо них - грязная одежда и обувь, украденные во второй раз.

Удивлённые и раздосадованные милиционеры ещё тщательнее проделали все прежние мероприятия, расширив географию поисков на соседние районы. Безуспешно.

Будучи сильно недовольным работой оперативников и участковых, начальник Пригородного райотдела милиции принял решение организовать в магазине засаду. Четыре ночи подряд с полуночи до шести утра в торговой точке прятались стражи правопорядка, но никто не потревожил покой милиционеров. Сыщиков с дежурства сняли.

Через день после этого - новая кража. Список пропавших вещей не изменился, вместо них оставлена грязная одежда, в которой опознана ранее украденная из этого же магазина.

Снова проводится весь испытанный многократно комплекс мероприятий, почти всегда дававший хоть какую-то зацепку. К поиску неуловимого вора подключается милиция соседних районов, проверяют спецконтингент, ищут похищенное. Результат… не лучше прежнего.

У правоохранителей испортился сон и аппетит, стало отказывать чувство юмора. Четыре кражи подряд из магазина, расположенного в центре посёлка, на виду отделения милиции! Местные жители и даже некоторые стражи правопорядка начали подозревать самого завмага, слывшего, между прочим, кристально честным человеком!

Томные ночи

Ещё через неделю оперативники снова садятся в засаду, на этот раз на пять суток. В душной полутьме магазина слышно только дыхание крепких молодых организмов и стук милицейских сердец, горящих желанием поймать неуловимого вора. Им очень хочется познакомиться с ночным гостем, чтобы дать негодяю возможность в деталях прочувствовать весь гуманизм советской пенитенциарной системы и тем самым хотя бы частично восстановить ущерб, причинённый им репутации милиции в лице Пригородного райотдела.

Наверное, именно сейчас этот преступный расхититель социалистической собственности бесшумно подкрадывается к вожделенному вместилищу материальных ценностей, чтобы посягнуть на устои социализма, нагло поправ заповедь «каждому по труду». Возможно, в эту ночь они наконец узнают, кто бросил вызов обществу и государству, поставив свои низменные интересы выше законов и второй христианской заповеди. Как видим, в данном случае позиции светского законодательства совпали с догматами религии, что, согласитесь, бывает нечасто.

Но и в эту ночь вор не пришёл. На следующую тоже. Ещё две засада просидела так же безрезультатно. Завершился пятый день, и вновь посёлок окутала тьма. Оперативники подобрались в ожидании ночного визитёра, казалось, они улавливали шорох кошачьих лап, сонный писк комара, легчайшее дуновение ветра, колышущего свежую зелень лип. Сыщикам уже мерещилась неясная тень, крадущаяся к их временному обиталищу. Выдавая волнение, крепкие руки сотрудников теребили наручники, приготовленные для долгожданного гостя. Вот-вот, сейчас он вынырнет из ночной тьмы и явится вершить своё дело…

Не явился. Засаду сняли. Людям нужно отдохнуть, да и другой работы в отделении полно, а вор, наверное, понял, что не следует больше раздражать милицию. А может, он раскаялся в содеянном и ушёл в монастырь?! Такой человек мог даже в СССР, тем более образца 1980-х, найти действующую обитель и имел все основания быть принятым туда в качестве кающегося грешника, ибо ему было в чём исповедоваться. Или он просто умер, не выдержав чёрных проклятий, которыми вслух и про себя его осыпали четырежды обворованный завмаг и милиционеры районного отдела, начиная от стажёров и заканчивая седыми полковниками?

Первый день после снятия засады прошёл спокойно. Второй - нет. Новая кража. Тот же набор вещей похищен, оставлена грязная одежда, в которой осунувшийся от переживаний заведующий привычно узнал украденную в прошлый раз….

Нет смысла уделять время описанию пятого похищения. После шестой засада сидела в магазине неделю. Преступника ждали каждый час каждой ночи. Мерно падали в вечность минуты. Оперативники с хрустом сжимали кулаки, предвкушая встречу. Сыскари планировали сделать ему пару или более замечаний с занесением в личное тело. Наверное, Меджнун из персидской лирики так не стремился увидеть свою возлюбленную Лейли, как простые советские милиционеры летом 1985 года желали встретиться наконец с таинственным Михайловским вором. Когда никто не пришёл к концу седьмой ночи… засаду сняли.

Новая тактика

Наверное, людям XXI века, привыкшим к тому, что чуть ли не на каждом столбе висит видеокамера, в руках даже у дошколят смартфоны, а на фото, снятом со спутника, летящего в сотнях километров над Землёй в ледяном холоде космоса, можно, не щурясь, прочитать предупреждение Минздрава, напечатанное на пачке сигарет, трудно понять, как справлялись опера в то далёкое время. Тогда не было современных технических возможностей, видеокамер и гаджетов, быстродействующих компьютеров с алгоритмами поиска и распознавания лиц, сильно уступало нынешним и оборудование лабораторий, где проводились анализы частиц, изъятых на месте преступления.

И тем не менее милиция работала не отчаиваясь, не отступая, учась на ошибках. И рано или поздно срабатывала старая максима: «порядок бьёт класс». В применении к нашей действительности это означает, что любой «неуловимый» преступник рано или поздно будет принудительно ознакомлен со скупым убранством и ненавязчивым сервисом соответствующего учреждения исправительно-трудовой системы.

Начальник райотдела вздохнул, закурил, задумчиво посмотрел на портрет Генерального секретаря КПСС, висевший на почётном месте на дальней от двери стене рабочего кабинета. Немного поразмыслив, глава районной милиции вызвал старшего участкового Котиева.

Магомед-Сали вызвался идти в новую засаду в одиночку. Её он решил устроить не в магазине. Старший участковый планировал наблюдать за входом в помещение через окно второго этажа отделения.

Узнав о намерении старшего лейтенанта милиции, компанию ему решил составить стажёр на должности инспектора ПДН Олег Караев, мастер спорта по вольной борьбе. Здесь уместно сказать, что впоследствии Олег успешно работал в качестве тренера сборной Республики Таджикистан.

Из оружия у напарников был только пистолет в кобуре у старшего участкового. Молодой богатырь Караев пообещал, что скрутит преступника в бараний рог. Никто из числа видевших мощные бицепсы и широкую грудь стажёра не усомнился бы в том, что попавший в его объятия злодей будет тотчас повержен.

Человек или зверь?

После 11 вечера Магомед-Сали и Олег поднялись на второй этаж общежития и начали наблюдение за магазином. В два часа пополуночи утомлённый однообразной картиной спортсмен заснул, а участковый выучил наизусть все различимые детали фасада здания напротив и прилегающей к нему территории. Прошёл ещё примерно час, и в торговую точку наконец-то пришёл запоздалый гость. Мирно спавший Олег был тут же безжалостно разбужен напарником.

Сначала милиционер усомнился, поскольку комплекцией, телосложением и одеждой визитёр походил на завмага. «Кто его знает, - подумал Котиев, - вдруг он решил на ночь глядя пересчитать бижутерию и чемоданы, изрядно уменьшившиеся в числе благодаря неуловимому татю».

Но вот мужчина начинает вынимать гвозди из рамы, после чего с грацией кошки на глазах удивлённых наблюдателей влезает через освобождённый от стекла проём.

Магомед-Сали и Олег быстро спустились и, прячась в тени, приблизились к зданию. Возле двери они увидели толстый металлический прут, по всей видимости, оставленный ночным посетителем. Аксессуар джентльмена сослуживцы аккуратно убрали. Заглянув в магазин, мужчины увидели, как вор уже переодевается в новую чистую одежду и деловито заполняет чемодан привычным товаром. Он действовал спокойно и уверенно, как у себя дома.

В этот момент тусклый свет лампы, горевшей в магазине всю ночь, упал на его лицо. Участковый и стажёр внутренне содрогнулись. Магомед-Сали и сегодня утверждает, что ни до, ни после ему не доводилось видеть более ужасного человеческого облика. Олег заявил, что к похитителю не подойдёт. «Мы в разных весовых категориях» - объяснил мастер спорта по вольной борьбе и как бы между прочим попросил напарника: «Дай мне свою кобуру, будто у меня тоже есть пистолет».

Минут за 40 ночной гость управился с делами и вынес через проём чемодан, аккуратно поставив его на бетонную площадку. Затем огромная фигура, смахивающая на человекоподобную обезьяну, начала выходить по частям: сначала одна нога, затем туловище, потом вторая конечность. Как только «магазинный Кинг-Конг» в буквальном смысле слова встал на ноги, прозвучало резкое: «Стоять! Руки за голову!»

Гость напружинился, Магомед-Сали решил предупредить о своих намерениях: «Стоять! Буду стрелять!» Однако «тайный посетитель» не счёл для себя возможным внять требованиям. И тогда в очередной раз подтвердилась верность утверждения Капоне, возглавлявшего в 30-е годы прошлого века организованную преступность Чикаго: «…добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом». Глухие звуки двух выстрелов убедили великана прислушаться к словам милиционера. Он тяжело опустился на колени, Магомед-Сали и Олег положили его лицом вниз, связали руки и ноги брючными ремнями.

Лимит исчерпан

Ввиду отсутствия служебного транспорта стражи правопорядка разбудили местного жителя, дом которого находился по соседству с магазином, и на его «Волге» доставили задержанного в райотдел.

Дежурный позвонил начальнику, который очень обрадовался новости и моментально прибыл на работу.

Ночной ходок по магазинам был вынужден оценить комфорт изолятора временного содержания. Оглядев выразительную внешность задержанного, начальник спросил героев, кто ещё вместе с ними брал преступника, и был очень удивлён, узнав, что скрутили его всего двое, один из которых стажёр.

Как позже установили, Кинг-Конг ранее неоднократно судим и имел статус особо опасного рецидивиста. Он жил в селении, расположенном в Кабардино-Балкарской АССР на границе с Северо-Осетинской АССР. Вот почему подозреваемый не попадал в поле зрения милиционеров!

На последнем вечернем рейсовом автобусе вор приезжал в Осетию и на первом же утреннем уезжал обратно. Украденные вещи продавал на местном рынке, а вырученные деньги тратил на низкокачественный алкоголь, которого хватало примерно на две недели. Как только горючее заканчивалось, маэстро тайных хищений снова совершал тур в Пригородный район.

Допрашиваемый признавался, что чувствовал: лимит его везения исчерпан. Мужчина дал себе слово: этот «рейс» будет последним. Так оно и оказалось.

Суд на длительный срок определил ему новое место жительства и постоянное занятие, исключавшие возможность повторных визитов в посёлок Михайловский.

…В 1992 году Магомед-Сали Котиев перевёлся в соседний регион. Сыщик уволился на пенсию с должности начальника уголовного розыска МВД по Республике Ингушетия. Вот уже многие годы полковник милиции в отставке возглавляет ветеранскую организацию ведомства региона.

Вернуться в раздел

Читайте также

Милицейская волна