123

У бездны на краю

АВТОР: Игорь Софронов
У бездны на краю
ФОТО: из фондов Центрального музея Росгвардии и архива Объединённой редакции МВД России

Авария на Чернобыльской атомной станции - одна из крупнейших радиационных катастроф современности как по предполагаемому количеству погибших и пострадавших, так и по экономическому ущербу. Армия ликвидаторов последствий той трагедии насчитывала почти полмиллиона человек. В их числе оказалось немало военнослужащих и сотрудников МВД СССР.

Два первых дня

В ночь на 26 апреля службу по охране Чернобыльской АЭС нёс караул 1-й спецкомендатуры отдельного батальона внутренних войск во главе с командиром взвода старшим прапорщиком Василием Германом. О взрыве, случившемся в 1 час 23 минуты, и последовавшем за ним пожаре на четвёртом энергоблоке он немедленно доложил командованию. Далее, как того требовали должностные инструкции, усилив имеющиеся и выставив дополнительные посты, продолжил службу. Всего в нескольких сотнях метров от разверзнувшейся бездны!

В 2 часа 50 минут на станцию прибыл командир батальона подполковник Владимир Бирюков. Вместе с представителем режимной службы АЭС он произвёл проверку контрольно-следовой полосы, уже находившейся в зоне запредельного облучения. Пройдя по всему периметру аварийного объекта, они установили: ни один человек не проникал через ограждения на территорию станции. Таким образом, версия о внешнем воздействии, то есть диверсии, сразу отпала.

В Управление внутренних войск по Украинской ССР и Молдавской ССР первая информация об аварии на ЧАЭС поступила в 3 часа 30 минут. Начальник управления генерал-лейтенант Николай Алекса в это время находился в Харькове, где проходили сборы с начальниками областных УВД. Николай Тимофеевич, получив информацию об обстановке на аварийной станции, тут же распорядился принять меры по обеспечению надёжной охраны Чернобыльской АЭС даже в создавшихся условиях и привлечению войск к ликвидации последствий аварии.

Замер радиации на полеЗамер радиации на поле

С этой целью в Киеве немедленно создали оперативную группу, а уже через час сводный отряд из солдат и офицеров 1-го специального моторизованного полка (105 человек), взвода химзащиты 290-го мотострелкового полка (36 человек) со специальными машинами для химразведки УАЗ-469РХ (четыре единицы) и автомобилями шифрованной связи двинулся к Припяти.

Около полудня он прибыл в город атомщиков и разместился вблизи отдела внутренних дел. Патрульные роты по решению старшего оперативного начальника - заместителя министра внутренних дел Украины генерал-лейтенанта милиции Геннадия Бердова находились в резерве, а химики-разведчики под руководством подполковника Юрия Паненко немедленно приступили к ведению радиационной разведки на территории ЧАЭС, подступах к ней и в самом городе.

Бердов оказался на месте катастрофы самым первым из высокопоставленных руководителей: уже в пять утра он побывал в районе аварийного энергоблока. И, поняв, с чем имеет дело, начал действовать незамедлительно. Наряды милиции перекрыли все дороги, ведущие к АЭС, особенно к местам рыбалки у пруда-охладителя. Выставленные патрули органов внутренних дел не имели ни дозиметров, ни средств индивидуальной защиты, поэтому, как выяснится позже, все заступившие в них сотрудники переоблучились, но своими действиями спасли жизнь и здоровье сотням людей.

К семи утра в районе аварии было сосредоточено уже более тысячи милиционеров: на помощь коллегам в Припять прибыли дополнительные силы из Полесского, Иванковского и Чернобыльского райотделов. В патрульные наряды заступили даже полковники милиции!

Прибыли автобусы для эвакуации населения из ПрипятиПрибыли автобусы для эвакуации населения из Припяти

Одновременно Геннадий Бердов усилил наряды транспортной милиции на железнодорожной станции Янов, где к моменту взрыва находились составы с ценнейшим промышленным оборудованием, которые надлежало как можно скорее удалить из заражённого района. А на случай эвакуации населения к Припяти готовы были в короткое время прибыть 1100 автобусов из автохозяйств Киева. Такое решение милицейский генерал в те часы принимал на свой страх и риск, поскольку на правительственном уровне от вывоза населения из заражённой зоны пока отказывались, считая, что эвакуация вызовет массовую панику.

Эвакуация

Правительственная комиссия приняла соответствующее решение лишь поздно вечером 26 апреля. Жителей города, накрытого радиацией, фон которой усиливался с каждым часом, предполагалось вывезти в населённые пункты Полесского, Иванковского, Макаровского и Бородесского районов.

В связи с этим возникла необходимость привлечь к выполнению задачи в полном составе 290-й мотострелковый полк внутренних войск, дислоцированный в Киеве. Он был поднят ночью по тревоге, совершил марш и к шести утра 27 апреля прибыл в район ЧАЭС, разбив лагерь на станции Рудня-Вересня.

Там командование и штаб полка встретились с серьёзными проблемами: требовалось вести радиационную разведку, обеспечить безопасность солдат и офицеров, оборудовать пункт санитарной обработки и организовать йодную профилактику, о которой никто раньше не имел ни малейшего представления. Кроме этого, необходимо было позаботиться о помывке людей и их питании, дезактивации обмундирования, обуви и транспорта, потому что полк перебрасывался в район аварии не на одну неделю.

Несмотря на все трудности, с раннего утра 27 апреля два полка внутренних войск (290-й мотострелковый и 1-й «милицейский») вместе с сотрудниками органов внутренних дел приступили к пешему патрулированию городских улиц, приняв также под охрану 168 жилых многоэтажных домов и административных объектов.

Сотрудник ГАИ в ЧернобылеСотрудник ГАИ в Чернобыле

Эвакуация населения Припяти прошла быстро и организованно: военнослужащие и сотрудники МВД провели её с 15.00 до 18.00 часов. На 1050 автобусах из города вывезли 51 270 человек. После этого войсковые наряды, обеспеченные средствами индивидуальной защиты, продолжили патрулирование улиц и охрану домов, покинутых гражданами.

4 мая силами войск и милиции проведена ещё одна эвакуация населения, теперь более масштабная: из 58 населённых пунктов за пределы 30-километровой зоны вывезли всё население.

В этот же день заместителем председателя Совета министров СССР Геннадием Ведерниковым, возглавлявшим правительственную комиссию по ликвидации последствий на ЧАЭС, перед внутренними войсками МВД была поставлена задача: как можно скорее восстановить охрану по всему периметру аварийной станции и обеспечить строгий пропускной режим как на самом объекте, так и на прилегающей к нему территории.

И строили, и службу несли

С первых минут аварии и на протяжении всего восстановительного периода охрана войсковой комендатурой административных зданий электростанции и трёх её непострадавших энергоблоков не прекращалась ни на минуту. Всё это время караульные размещались в заранее подготовленном заглублённом укрытии, оборудованном системой фильтрации воздуха. Из-за сильнейшего радиационного заражения местности сняли лишь периметровые контрольно-пропускные посты. Через какое-то время они были восстановлены, однако теперь часовые несли службу в защищённых укрытиях.

Получив новую задачу, решением начальника внутренних войск МВД СССР генерала армии Ивана Яковлева для охраны 30-километровой зоны были привлечены 10-й мотострелковый полк, 290-й мотострелковый полк, 510-й отдельный мотострелковый батальон и несколько специальных моторизованных батальонов милиции.

Одновременно силами сапёрного батальона дивизии имени Ф.Э. Дзержинского и нескольких нештатных инженерных формирований внутренних войск велось активное строительство военных городков для подразделений, готовых заступить на охрану этой зоны. Дополнительно облицовывали кирпичом жилые и служебные помещения, монтируемые из сборных конструкций, надёжно уплотняли оконные и дверные проёмы. Для уменьшения радиационного фона местности территорию городков полностью асфальтировали. Вокруг 10-километровой зоны отчуждения прорубали широкую просеку, сооружали грунтовую дорогу с мостами и переходами, по всему её периметру устанавливали ограждение.

Солдат внутренних войск на контрольно-пропускном пунктеСолдат внутренних войск на контрольно-пропускном пункте

В те дни на режимных территориях солдаты и офицеры выполнили титаническую работу по инженерно-техническому оборудованию рубежей охраны 3-, 12- и 30-километровых зон вокруг станции. Только за первые десять дней после аварии ими было установлено 105 километров заграждений из колючей проволоки. За короткие сроки сооружено шесть мостов, проложено 218 километров грунтовых дорог и подъездных путей, ведущих к району катастрофы. Для создания системы связи уложено 346 километров полевого телефонного кабеля.

После завершения строительства ограждения на охрану периметра зоны заражения заступили два батальона внутренних войск общей численностью 820 человек. Для чего? В качестве пояснения приведём всего лишь один факт: с 4 мая 1986 по 1 марта 1987 года на рубеже 30-километровой зоны патрулями и караулами задержано около 11 тысяч мародёров, желавших поживиться оставленным имуществом и ценностями граждан.

Испытание Чернобылем в разное время прошли десятки тысяч сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск. Сегодня обществом полнее осознаются последствия самой страшной техногенной катастрофы ХХ века и величие жертвенного подвига тех, кто не позволил ей разрастись до масштабов всей планеты.

Строительство первой очереди Чернобыльской АЭС началось в 1970 году, для обслуживающего персонала рядом был возведён город Припять. 27 сентября 1977-го к энергосистеме Советского Союза был подключён первый энергоблок станции, позднее вступили в строй ещё три.

***

Первыми ликвидаторами стали работники станции, а также бойцы спецвойск по охране объекта, пожарных караульных расчётов ЧАЭС системы МВД СССР. Именно они в авральном режиме отключали оборудование, разгребали завалы и тушили пожары.

***

В результате аварии радиоактивному загрязнению подверглись территории 17 стран Европы общей площадью 207,5 тысячи квадратных километров. Существенно пострадали земли Украины, Белоруссии и России.

Вернуться в раздел
Милицейская волна