2432

Андрей Соколов: «Дьявол кроется в мелочах»

АВТОР: беседу вела Элеонора Марченко
Андрей Соколов: «Дьявол кроется в мелочах»
ФОТО: Элеонора Марченко

Один из самых востребованных исполнителей в киноиндустрии, режиссёр театральных постановок, а ещё телеведущий, продюсер, писатель и общественный деятель. За свою продолжительную карьеру успел примерить кардинально разные образы: героя-любовника, адвоката, следователя, бандита, архитектора и многие другие. Но главное - зритель ему верит, в каком бы амплуа он ни появился. В гостях у редакции газеты «Щит и меч» народный артист России Андрей Соколов.

- Андрей, говорят, что сцена лечит. Во время перевоплощения в персонажа актёр забывает о своих недугах. Это правда или миф?

- Сколько физических, эмоциональных сил и энергии человек вложил в работу - столько она и отдаёт. Сцена действительно спасает, помогает где-то на духовном уровне, особенно если это намоленное место. Наше дело вообще во многом мистическое. И примеров, когда актёры выходили на сцену, несмотря на личные трагедии и переживания, немало. Был случай: у актрисы погиб ребёнок, но она всё равно играла в спектакле.

- Не приходилось становиться заложником одного образа? Как удалось убедить режиссёров, что вы способны играть не только лирического героя?

- Долгое время я был узнаваем по фильму «Маленькая Вера», и роли предлагали схожие. На тот момент у меня было два варианта: надеяться на что-то другое, но так и не дождаться либо играть всё подряд и вырасти в актёра. Выбрал второй. Во многом от артиста зависит, что вложить в своего персонажа и как его трансформировать. Того же героя-любовника можно сыграть по-разному - это амплуа в широком понимании. Не покидало предчувствие: нужно просто идти вперёд и всё будет хорошо.

Позже появились проекты «Линия защиты» и «Адвокат», где я играл другие роли. Сериалы помогли сбить прицел публики, чтобы перестали говорить: «Вон маленькая Вера пошла».

- На вашем счету множество ролей, но, быть может, остался образ, воплотить который давно мечтаете?

- Сколько бы артист ни сыграл, не покидает ощущение, что ничего не сделано и всё только впереди. Каждый раз, когда приступаешь к новой работе, происходит полное обнуление. Начинаешь с белого листа и шаг за шагом набираешь силы, обрастаешь «мясом», нащупываешь своего персонажа. Роль всегда складывается по маленьким действиям.

Неважно, каким станет новый герой. Главное, чтобы было о чём играть. Например, есть фильм «Почтальон всегда звонит дважды» с участием Джека Николсона. После выхода киноленты на большие экраны имя главного героя стало нарицательным.

- Театр - это сцена, выступления, аплодисменты, живой контакт со зрителями, а в кинематографе всё иначе. Что ближе - театральные подмостки или съёмки в кино?

- Это как две ветви дерева, но у профессии всё равно один корень. Есть аксиома: что в театре набираешь, в кино отдаёшь. В первом и во втором случае будешь Гамлетом, но роль сыграешь по-разному, поскольку способы выражения несколько иные. В фильмах много зависит от монтажа, там имеешь дело с изображением и можешь добиться результата через 20 дублей. Сцена - живое, то, что происходит здесь и сейчас. Актёрски это труднее. Нужно уметь достучаться до галёрки, чтобы тебя слышали даже из другого конца зала.

Не каждый киноактёр может выдержать испытание сценой, а вот театральные легче справляются со всем.

- Как артисту театра вам не наскучивают персонажи за сезон?

- Каждый раз вживаешься в образ по-новому, поскольку любое действие на сцене должно рождаться заново. Всё это ради того, чтобы вовлечь зрителя, во время спектакля он должен верить и сопереживать всему, что видит на театральных подмостках.

Одну и ту же роль можно сыграть по-разному, многое зависит от внутреннего настроя, личных переживаний, настроения, даже погоды. Дьявол кроется в мелочах, как раз они и создают общую картину. Канва одна, но детали отличаются. Если прийти на спектакль дважды, трижды - всякий раз это новая игра. Общее представление останется прежним, но нюансы будут разниться.

- В кино вы играли положительных и отрицательных персонажей. Но ваши злодеи порой вызывают сочувствие. Это режиссёрская задумка или собственное прочтение роли?

- Профессия заключается в том, чтобы понять и оправдать своего персонажа - тогда его полюбит и зритель. Здорово, если это получается. Не зря существуют кастинги актёров. Из личных данных каждого собирается общий пазл картины, и при удачном раскладе достигается тот результат, который изначально программирует режиссёр.

- Как создаются новые роли? Бывало, что с кого-то брали пример или кем-то вдохновлялись?

- В хорошо написанном сценарии всегда понятны характеры героев. Помню впечатления от прочтения «Князя Серебряного», который в итоге стал называться «Царь Иван Грозный». Там настолько точно был изображён князь Афанасий Вяземский, что дополнительно придумывать ничего не нужно было. Тот случай, когда всё сошлось.

Есть собственные наблюдения, ведь лучший учитель - жизнь. Чаще всего действующее в кадре лицо создаётся из собирательных образов. Любой актёр, что бы ни делал в творчестве, пропускает всё через себя, невольно наделяет героя личными качествами, поэтому полностью скопировать другого человека практически невозможно, да и неинтересно. Плюс работа с режиссёром - он всегда направит, объяснит своё видение, внесёт коррективы.

- Есть ли среди фильмов с вашим участием любимые и наоборот?

- Каждая работа - маленькая жизнь, трудно выделить наиболее дорогую из всех сыгранных. Это часть меня, к тому же существуют большие проекты, длящиеся по полтора-два года, а съёмки «Адвоката» и вовсе продолжались 12 лет. Есть картины и режиссёры, которым я могу отдать должное, потому что дали путёвку в киноиндустрию.

Сложно назвать работы из категории «самых». Нет таких актёров, кто заведомо хочет сыграть плохо. Всегда стараешься выжать 100 %, другое дело - получается или нет. Роль в спектакле Жан-Поля Сартра «За закрытыми дверями» я начал понимать только 10 лет спустя.

- Как относитесь к себе на экране?

- Когда увидел впервые, испытал ужас. Подумал - какое неприятное создание! Со временем появляется опыт скрываться за персонажами, так становится проще себя воспринимать. Но сейчас, когда смотришь на то, что снимали раньше, возникает ностальгия по ушедшему времени, людям, атмосфере.

- Вы выпустили три сборника стихов и роман «Новая русская леди» в соавторстве с Екатериной Домениковой. Сегодня продолжаете писать?

- Для меня поэзия скорее хобби. Пытаюсь собирать буквы в слова, а те в предложения, четверостишья и вынести это на бумагу таким образом, чтобы было интересно не только мне, но и читателям. Для этого нужно попасть в некий поток, в котором химия практически происходит сама собой. Темы интересны все, но, конечно же, понятные и близкие - это взаимоотношения мужчины и женщины.

- А ещё вы режиссёр-постановщик - в копилке как минимум четыре работы. Что откликается больше - актёрская или режиссёрская деятельность?

- Это абсолютно разные профессии, и смешивать их не стоит. На этот счёт у меня есть понимание и чёткое разделение. Актёр - часть кубика Рубика, который складывает режиссёр. У последнего шире масштаб работы, ему требуется больше времени и затрат сил, его задача сложнее и интереснее.

Всегда было любопытно самому сложить этот пазл. Когда внутренне вырастаешь, тебе есть что сказать зрителю, чтобы они увидели те или иные вещи, события твоими глазами.

- Расскажите о творческих планах. В каких проектах, театральных постановках или фильмах увидим вас в ближайшее время?

- Правильнее говорить о том, что сделано. Недавно закончили съёмки картины «Храм» Рауфа Кубаева, где меня можно увидеть в качестве актёра и продюсера. Завершили работу над сериалом «Стюардесса» Дмитрия Черкасова. А сейчас ставлю новый спектакль. Жизнь идёт своим чередом, вносит коррективы.

- Узнают ли вас стражи правопорядка? Как реагируют дорожные полицейские, когда останавливают?

- Здороваемся, пожимаем друг другу руки, двигаемся дальше. Однажды был случай: ехал по Арбату, опаздывал, поэтому превысил скорость, в результате остановили. Уже приготовил извинительную речь, как меня опередил госавтоинспектор, говорит: «Давайте определяйтесь, вы с ними или с нами? Хватит бандитов играть!» Ответ, что разноплановость героев - это часть моей работы, стража правопорядка не устроил. Он был искренне обижен, ведь на тот момент вышел сериал «Охота на асфальте», где у меня был образ главаря преступной банды, а до этого телезрители видели меня в качестве борца с беззаконием подполковника Петра Ерожина в сериале «Близнецы».

- Наши читатели - в основном люди в погонах. Что им пожелаете?

- У меня огромное количество друзей, служащих в органах внутренних дел, я могу пожимать им руку с гордостью и чистой совестью. Это благородная и ответственная работа. Они стоят на защите покоя и безопасности граждан, помогают в трудных ситуациях, зачастую рискуют собственной жизнью. Спасибо им за это! Желаю лёгких трудовых будней, достатка и профессионального роста, счастья, здоровья и процветания.

Визитная карточка

Андрей Соколов родился в Москве 13 августа 1962 года. В 1986-м окончил Московский авиационно-технологический институт (МАТИ) по специальности «инженер-механик по производству летательных аппаратов из неметаллов». С 1986 по 1990 год учился на актёрском факультете Высшего театрального училища имени Б.В. Щукина (курс Людмилы Ставской). В 1990-м был приглашён в труппу Московского государственного театра «Ленком», где трудится по сей день. Окончил высшие курсы сценаристов и режиссёров, учился у Владимира Меньшова и Владимира Мотыля.

Всесоюзную популярность получил после исполнения главной роли в фильме Василия Пичула «Маленькая Вера» (1988). Заметными картинами с участием Андрея Соколова также стали «Раз, два - горе не беда!», «Палач», «Близнецы», «Адвокат», «Я остаюсь» и другие.


Вернуться в раздел
Милицейская волна