1064

Глаза и уши подводных лодок

АВТОР: Вера Иванова
Глаза и уши подводных лодок
ФОТО: Вера Иванова
Фронтовик и ветеран органов внутренних дел Сергей Николаевич Табанин в свои 93 года рассказывает о далёких событиях так, будто они происходили совсем недавно. Чёрно-белые фотографии, бережно хранящиеся в его альбоме, как застывшие кадры военной хроники. С них на нас смотрят улыбающиеся мальчишки. Они же - бесстрашные моряки, видевшие ужасы войны в перископ подводной лодки, чудом преодолевшие минные поля и перенёсшие торпедные атаки.

 Два дня на сборы!

- Вот здесь мне 17 лет, - Сергей Николаевич, улыбаясь, берёт одну из фотографий. - Видишь, молоденький какой! Тогда я учился на первом курсе техникума связи. Началась война - бомбёжки, холод, голод… Вместе с ребятами мы отправились в военкомат, говорим: «Хотим на фронт!» Нам ответили, мол, малы ещё, поучитесь, дома посидите, пока не призовут. А месяца через два звонок: ну как, комсомольцы-добровольцы, не передумали? Тогда два дня на сборы!

Молодым ребятам предстояло пройти строгую медицинскую комиссию, особое внимание врачи обращали на слух. Где предстоит служить, новобранцам не говорили.

- Отобрали сорок человек из пятисот, - вспоминает ветеран. - Погрузили нас в теплушки. Ехали три-четыре дня, несколько раз состав попадал под бомбёжку. Потом узнали, что везут на север... Прибыли, вышли - вокруг одни печные трубы, всё сожжено. Это был Мурманск.

После - марш-бросок в 30 километров до посёлка Ваенга (нынче - город Североморск). Отсюда ещё часть пути в трюме судна.

- Высадили на берег и говорят: ну ребятки, перемахнёте эти пригорочки и попадёте в город Полярный. Там начнёте учиться в спецшколе закрытого типа, будут готовить из вас гидроакустиков, то есть глаза и уши подводных лодок.

Новобранцев сразу предупредили, что вредные привычки стоит забыть.

- На подводной лодке было трудно тем, кто курит. Мне повезло - такой привычки не имел! - говорит фронтовик. - Нам сказали: ребятки, зачем портить здоровье, мы вам лучше сладкое будем давать. На месяц вместо восьми пачек махорки - восемь плиток шоколада!

Уже во время учёбы Сергею Табанину приходилось ходить в боевые походы. А после на несколько лет подводная лодка стала настоящим домом - в море проводили больше времени, чем на суше... Сергей Николаевич получил диплом с отличием и в числе лучших был направлен на Северный флот.

- А как мама отпустила? Не боялась за сына?

- Четыре брата воевали: один на Дальнем Востоке, второй - на западе, я - на севере, уже после меня на Южный фронт пришёл младший. Нужно было Родину защищать со всех сторон. Все с войны живыми вернулись. Мама одна воспитала нас шестерых: четверых ребят и двух сестёр.

В том походе «побелели»

-   Вот это - экипаж подводной лодки С-15, на которой я воевал, - Сергей Николаевич показывает ещё одну фотографию.

-   Все в тулупах?

- Так и есть. Это сейчас морячки в тоненькой форме ходят. А наша одежда была вот такая! Холодно же, а энергии мало. Ночевали на подвесной койке! Шубой закроешься, и спи в обнимку с торпедой! - шутливо отвечает ветеран. - Помню, 18 лет я встречал в боевом походе на глубине двадцати метров верхом на электрогрелке.

- Сколько времени могли в море находиться?

- Как повезёт. Мы участвовали в сопровождении союзных конвоев, которые шли из Англии. Бывало неделю-две в море, а однажды три недели выбирались из-подо льдов Карского моря. В боевом походе у Новой Земли потопили одну из трёх вражеских лодок, а сами попали под паковые льды почти шестиметровой толщины. Двое суток не могли всплыть. Спаслись с великим трудом - воздух в лодке практически закончился. Случайно в полынью выскочили! Почему-то все спрашивают: страшно ли было? …Мы почти два года из-под воды не выбирались. В нашей бригаде двадцать подводных лодок погибло за время войны. Разве может быть не страшно, когда тебе на голову бомбы начинают сыпаться или идёшь по минному полю?!

Особо ветеран вспоминает сражение в Норвежском море у мыса Нордкап в 1944 году.

- После потопления немецкого транспорта мы обнаружили себя на поверхности моря, - рассказывает Сергей Николаевич. - Корабли охранения пошли на таран. Командир кричит: «Боцман, ныряй!» Срочное погружение - и лодка буквально падает. Рабочая глубина тогда была 60 метров, предельная - 80. Легли на дно на отметке 107 метров. Обшивка потрескивает, а немцы дальше «угощают» - 78 глубинных бомб положили на наши головы. Было принято решение уходить по фашистским минным полям - противники побоялись идти за нами. Чудом удалось уцелеть. В этот поход, конечно, многие из нас «побелели».

В такие минуты вся команда подлодки превращалась в одно большое сердце, которое тревожно билось в надежде на победу. И они дождались этого дня!

- Мы её чувствовали, особенно когда узнали, что идут бои за Берлин, - глаза ветерана начинают блестеть от подступающих слёз. - Помню, с последнего боевого похода пришли на базу - и вдруг сообщение: «Знамя на Рейхстаге!» Радость была великая, что победили и остались живыми!..

- Вот, посмотрите, - Сергей Николаевич показывает пожелтевшие от времени листы с фотографией Сталина. - Грамоты сохранились за освобождение Печенгской области и города Петсамо. 

Связь не разрывал

Молодые моряки-подводники отправились на фронт, так и не окончив техникум. Образование получали уже после войны.

- В 1949 году открыли школу рабочей молодёжи. Нас с ребятами приняли - так и получили аттестат зрелости - диплом об окончании средней школы.

Сергей Николаевич Сергей Николаевич

Вернувшись домой, Сергей поступил в педагогический институт. Сначала выбрал физико-математический факультет, но после сменил специализацию - перевёлся на исторический. Позже судьба привела его в милицию. Долгие годы Сергей Табанин был заместителем начальника ОВД города Северодвинска по политико-воспитательной работе.

- С органами внутренних дел не разрывал связь никогда - вот уже больше полувека работаю на общественных началах, - отмечает полковник милиции в отставке.

Он и сегодня по-прежнему полон сил и энергии - занимается военно-патриотическим воспитанием молодёжи. Выступает перед школьниками и студентами, активно участвует в общественной деятельности Совета ветеранов ОМВД России по городу Северодвинску. А ещё Сергей Николаевич счастливый супруг, отец и дедушка. С женой Надеждой Михайловной они живут уже 62 года, воспитали сына и дочь. У Табаниных пять внучек и четыре правнука. А недавно Сергей Николаевич стал прапрадедушкой.

Вернуться в раздел
Милицейская волна