1146

В поисках Северной Атлантиды

АВТОР: Роман Илющенко
В поисках Северной Атлантиды
ФОТО: Роман Илющенко

Вопрос выбора места проведения отпуска для меня давно не стоит. Вместе с единомышленниками посвящаю свободное время возрождению храмов Севера. Четвёртый год подряд стремлюсь в красивейшие места, чтобы «подзарядить» севший за год душевный аккумулятор. И манят меня не только необъятные просторы и сказочная природа, белые ночи и потрясающие закаты, но и живущие тут необычайно простые, щедрые сердцем люди. Главная мотивация моих поездок - возможность найти себя.

Опорный край державы

Это необходимо каждому из нас, особенно жителю города. Ибо разглядеть своё истинное «лицо» в закопчённом и надтреснутом «зеркале» мегаполиса невозможно. «Пульс» души у людей, оторванных от крестьянских корней на 80 %, едва прощупывается, а сердце либо каменеет, либо страдает, не находя среди стекла, бетона, пластика и цифровой виртуальности своей родной матрицы.

Вот и я, приехав первый раз в Карелию, вспомнил о прабабушке Домне - чистокровной корелке. Её предки ещё в петровские времена бежали от шведов на территорию нынешней Тверской области… Найдя в одном из заброшенных, покосившихся домов - каких здесь, увы, слишком много - домотканый половичок, салфетку и рубель - деревянный аналог утюга, вспомнил, что в раннем детстве видел эти предметы у своей бабушки. Даже играл ими.

Впрочем, у каждого поклонника Севера есть своя мотивация и причина отправиться во время отпусков-каникул не на манящие юга, а на суровые севера. Но фактом остаётся то, что последние намертво влюб­ляют в себя практически всех, независимо от пола, возраста и профессии. И пусть не все вернутся сюда год спустя, эти места прочно обоснуются в их сердцах и заставят вспоминать пейзажи Прионежья и Ладоги, Подпорожья и Поморья, Белозерья и Кенозерья или Каргополья. Эти недооценённые жемчужины Русской земли воспели художники слова Василий Белов, Фёдор Абрамов, Виктор Астафьев, Валентин Распутин, Евгений Носов, Николай Рубцов, Николай Мельников.

Русский Север - это наш тыл, точка опоры и, если хотите, пуповина русской цивилизации. Именно здесь спрятаны подземные богатства страны и проложен кратчайший морской путь с запада на восток. Старая Ладога была первой столицей Руси, а Соловки, Валаам и Северная Фиваида Вологодского Белозерья и по сей день являются нашими духовными центрами.

Враги угрожали нам и с запада, и с юга, и с востока, а мы знали, что за спиной всегда есть он - спасительный Север, который не предаст, не подведёт, поможет!

Эти места невозможно представить без памятников деревянного зодчества, которые, к сожалению, ветшают. Помочь их сохранить для потомков - одна из целей экспедиции, в которой я принял участие.

Война и мир

На этот раз отправились в Западную Карелию. Она вошла в состав СССР в результате Финской, или Зимней войны 1939‑40 гг. и окончательно закреплена за нами по итогам войны Великой Отечественной. О том, что здесь шли упорные бои, напоминают многочисленные памятники, стелы и обелиски.

Сильно впечатлил мемориал Крест скорби, представляющий собой обращённых лицом друг к другу, будто от горя окаменевших матерей - россиянки и финки. Широко раскинув руки, они, объединённые общим горем, решили обняться. В результате получился крест.

Именно здесь в районе деревни с труднопроизносимым названием Юляристойя проходила хорошо укреплённая финская линия обороны. В этих местах «в ту войну незнаменитую» погиб и мой двоюродный дед - красноармеец Иван Цветков, от которого мне осталась только довоенная фотография.

В парке РускеалаВ парке Рускеала

Напомнил о войне и водопад близ местечка Рускеала, где сегодня расположен набирающий популярность у туристов одноимённый горный парк. Здесь есть что посмотреть. Например, спустившись в бывшую штольню, можно на лодке прокатиться по подземной реке. 

Неподалёку, у водопада Ахинкоски, снимали фильм «А зори здесь тихие…». Места тут, несмотря на наплыв нашего брата, и правда тихие. Если верить указателям, то на берегу неширокой, но шустрой Тохмайоки обитают не только барсуки, еноты, совы, но имеется даже медвежья берлога, хотя и заброшенная.

Добрались мы и до Сортавалы - города с запоминающимся лицом и интересными музеями. Отсюда всего час езды на катере до седого Валаамского архипелага, знаменитого Спасо-Преображенского мужского монастыря. По преданию, сюда дошёл небесный покровитель России апостол Андрей Первозванный, водрузив на скалистые берега свой самый северный крест.

Сегодня Валаам продолжает принимать туристов и паломников, привлекаемых не только храмами и часовнями в укромных скитах, но и мягким для этих широт климатом, монастырскими сырами и лососёвой фермой.

При посещении знакового места нам повезло услышать Валаамской монастырский хор, в составе которого есть бас-профундо. Во всём мире всего несколько человек обладают такой низкой октавой голоса. Певцы выступили прямо под открытым небом на лоне великолепной природы, которую запечатлели лучшие русские пейзажисты.

От Ивана Купалы - до иван-чая

Конечной точкой нашего маршрута стало небольшое село Симонов-Наволок. Расположено оно как бы на полуострове, образованном изгибом неширокой, но глубокой речки Видлицы, впадающей в нескольких километрах ниже в Ладогу. Накануне приезда обрушился подвесной канатный мост, связывающий населённый пункт с Большой землёй. Добираться пришлось на лодке, а кто-то переправлялся вброд на внедорожниках. Это только добавило острых ощущений и приключенческой романтики.

Компенсировались наши неудобства искренним радушием местных жителей, прекрасной погодой и почти полным отсутствием карельских комаров. К бонусам также добавлю великолепную баню, ароматный чай с травами из самовара, уху из форели, которой нас угощали гостеприимные аборигены в день Ивана Купалы - Рождества Иоанна Предтечи.

Угощения местного производстваУгощения местного производства

Именно в честь него названа древнейшая в Олонецком районе часовня середины XVIII века, которую мы и приехали подготовить к реставрации. Таким образом религиозный праздник является ещё и днём села. Местные жители отмечают его согласно давним традициям, и мы получили возможность перенестись в славное прошлое наших предков, став участниками всех предусмотренных действ и торжеств.

После молебна в часовне все переместились к реке, где водили хороводы вокруг жаркого костра, пели песни, купались и, конечно, плели венки, пускали по воде, загадывая желания! Ах, как это было романтично даже в мои 50 с хвостиком лет!

И вот что интересно, как бы мы ни прятались от цивилизации, отрезанные, казалось бы, снесённым мостом и неустойчивой сотовой связью, на третий день к нам пожаловал местный участковый уполномоченный Андрей Лукин. Майор полиции поинтересовался целью нашего прибытия, проверил медицинские справки с результатами тестирования на коронавирус и, пожелав успехов, убыл по делам службы на Большую землю.

Перед отъездом нас угостили великолепным, с руку длиной, копчёным лососем и бутербродами с красной икрой - всё местное.

Кстати, в этот раз на северах я освоил заготовку ароматного и экологически чистого иван-чая - кипрея. Наши предки до открытия Китая и Индии экспортировали его в Европу. Теперь, попивая по утрам этот тонизирующий напиток, с ностальгией вспоминаю гостеприимную Карелию и с нетерпением жду следующего сезона.

Вернуться в раздел

Читайте также

Милицейская волна