468

Вспоминая фронтовые дни

АВТОР: Александр Железко
Вспоминая фронтовые дни
ФОТО: из личного архива Нины Сатымовой

В годы Великой Отечественной для многих советских людей стало делом чести помочь Родине победить коварного врага. На войну устремились даже те, кто не достиг призывного возраста. Вчерашние мальчишки и девчонки были готовы прибавить себе год-два, чтобы быстрее оказаться в окопах на передовой. В такое тяжёлое для страны время не могла оставаться в стороне и 17-летняя Нина.

Радисткой будешь

В 1942 году девушка и половина её одноклассников пришли в военкомат в родной Вологде. «Хочу бить фашистов!» - твёрдо заявила там Нина.

Отговаривать её было бессмысленно, да и фронт тогда нуждался в людях мотивированных, патриотичных, духовно и физически сильных. Военно-врачебную комиссию она прошла без проблем.

- Я тогда выглядела старше своих 17, крепкая, статная. Как же такую не взять? - улыбается Нина Васильевна.

Но хорошего здоровья и желания бить врага было недостаточно, чтобы сразу попасть на передовую - требовалось получить воинскую специальность. Здесь девушке пригодились другие данные - острый слух и хорошая память. Нину направили в полковую школу военных радистов. За шесть месяцев подготовки она выучила азбуку Морзе, освоила работу на телеграфном ключе и постигла премудрости новой профессии.

После успешного окончания курсов девушке выдали обмундирование, вещмешок и носимую радиостанцию образца 1938 года. Выпускникам школы предстояла немедленная отправка на фронт. По распределению Нина попала в штаб 70-й гвардейской стрелковой дивизии 38-й армии 1-го Украинского фронта.

Разведчик и сосна

- Нас отправляли на фронт на открытых машинах и походным строем. Военный оркестр играл марш «Прощание славянки», - вспоминает Нина Сатымова.

По приезде в штаб дивизии её ждала первая неприятность. В расположении новую радистку встретил старшина с ножницами в руках и предупредил: «Я буду вам волосы остригать». Слёзы навернулись на глаза девушки - её толстая русая коса была предметом особой гордости! Но суровый старшина был непреклонен: «Не плачьте, мне и самому жалко такую красоту стричь, но где же ты, голубушка, будешь её мыть? Ты же овшивеешь!»

…Без привычной причёски юная Нина больше смахивала на мальчишку, но это печалило её недолго - шла война, горевать о девичьей косе некогда.

В сентябре и октябре 1944 года в ходе Восточно-Карпатской наступательной операции 70-я гвардейская стрелковая дивизия вела тяжёлые бои с врагом, оборонявшим горные проходы в Карпатах. С обеих сторон проводилась постоянная артиллерийская подготовка. Без радиосвязи было не обойтись.

- Наверх высокой сосны забирался наш разведчик, внимательно наблюдал, что предпринимает противник, и сообщал мне. Я в это время находилась внизу и передавала его сообщения в штаб, - рассказывает Нина Васильевна. - Нередко линия связи повреждалась от обстрелов, и тогда приходилось восстанавливать её даже под вражеским огнём.

Впереди было освобождение Польши, Чехословакии и ещё пол-Европы от нацизма. Нескончаемые фронтовые будни, бессонные ночи и редкие часы отдыха, когда можно поспать на свежесрубленных сосновых ветках, завернувшись в отсыревшую от тумана шинель.

В военные годы Нине часто снилась семья, большая и очень дружная. Отец Василий Васильевич Бородин прошёл первую Гражданскую войну, был капитаном речного парохода, а мама Мария Григорьевна занималась воспитанием восьмерых детей и вела домашнее хозяйство. На фронт буквально с первых дней ушли братья - Василий, Иван, Михаил и Либкнехт, а затем и сама Нина.

Расписалась на стенах Рейхстага

В освобождённых городах Европы советских солдат встречали со слезами радости на глазах, давали кров и еду. Но иногда им были не рады. Нина Васильевна вспоминает, что в одном из польских населённых пунктов красноармейцы зашли во двор набрать воды из колодца, но хозяйка дома зло отмахнулась и сказала, что всю воду выпили немцы.

Память об освобождении Польши хранит чёрно-белое портретное фото Нины Васильевны, сделанное в Кракове в конце войны. У совсем молоденькой девушки на снимке необыкновенно взрослый, осмысленный взгляд. А ведь ей здесь чуть больше двадцати.

9 мая 1945 года Нина встретила в Германии, в капитулировавшем Берлине. Как и многие солдаты, дрожащей от волнения рукой она расписалась на стене поверженного Рейхстага.

Перед самой отправкой домой в жизни девушки произошёл трагический случай - от рук бандеровцев погибла боевая подруга Анна Боркунова из Новосибирска.

- Уже после окончания войны женщин-военнослужащих поселили в доме на Западной Украине, - вздыхает ветеран. - Нас должны были демобилизовать и эвакуировать вместе с ранеными. Аня работала медсестрой. Однажды по пути в лазарет она наткнулась на засаду украинских националистов, которые ещё прятались в близлежащих лесах. К сожалению, вырваться живой ей не удалось - пособники фашистов пытали её и затем повесили на дереве...

Персональный парад

Вернувшись домой, девушка вышла замуж, родила троих детей. В 1973 году переехала в Севастополь, где работала во вневедомственной охране.

Нина Сатымова всегда почётный гость военных парадов ко Дню Победы, которые проходят на главной городской площади. К сожалению, в последнее время ветерану стало сложно посещать этот, пожалуй, важнейший праздник в её жизни. Однако сотрудники Управления МВД России по городу Севастополю не позволили, чтобы Нина Васильевна лишилась такого радостного события. Поэтому теперь у её дома проходит персональный парад. Солисты и оркестр ведомственного культурного центра исполняют песни военных лет, а полицейские и кадеты проходят торжественным маршем, отдавая честь ветерану.

В конце мая Нине Васильевне исполнилось 98 лет. Именинница по сложившейся традиции принимала гостей за праздничным столом и делилась воспоминаниями. Каждое из них бесценно, ведь это настоящие истории о том, как однажды 17-летняя девушка из древнерусского города Вологды бросила вызов немецко-фашистским захватчикам, сражалась с ними и победила.

Вернуться в раздел

Читайте также

Милицейская волна