309

«Всё, что было не со мной, помню…»

АВТОР: Елена Ефанова
«Всё, что было не со мной, помню…»
ФОТО: Елена Ефанова
События Великой Отечественной войны отражены в мемуарах и исторических трудах, бесчисленных документах. Но именно письма бойцов трогают сердце, заставляют переживать и задуматься о тех страшных днях. Как ждали весточек с фронта! В них всё: рассказы о солдатском быте, стихи, пожелтевшие фото, вырезки из боевых листков и газет, слова любви и… горькие сообщения о гибели. Послания почти всегда скупые. Да и что может рассказать человек, если все его силы уходили на то, чтобы ковать Победу и оставаться при этом в живых?

Фронтовые треугольники

«Здравствуйте Уважаемые родители - папаня и маманя! Шлю я Вам свой привет с пожеланиями всего хорошего в вашей жизни в Новом году. Поздравляю с Великим праздником Рождеством Христовым.

Скоро, то есть послезавтра мне исполнится 21 год, но этот день станет для меня не праздником, а днём несчастливым. 3 января отправляемся на фронт. Получили: хорошие полушубки, замечательные валенки, телогрейки, стёганые брюки, всё замечательное! Носки и варежки из дома и двое тёплых портянок у меня в запасе. Всё новое. Холод не страшен. Ну так тому и быть видно, уж так Богу угодно, на него и надеюсь. Чувствую себя замечательно и о себе ничего не думаю. Только мысли о вас. Я думаю, что вы очень будете беспокоиться, но всё ещё впереди, много людей воюют. Простите ради Христа и не беспокойтесь, чувствуйте бодро. Ваш сын».

Это письмо, датированное 1 января 1942 года, - одно из самых ценных свидетельств семейной истории ветерана МВД Валентины Сидорчук. Таких в архиве жительницы Сызрани около десятка.

Пётр отправлял долгожданные послания не только родителям, но и другим родственникам, друзьям. Некоторые из этих весточек тоже сохранились: «Здравствуйте Клавдия и Зина, шлю привет и желаю счастья в новом году. Находимся последние часы в Куйбышеве, отправляемся на запад, на фронт защищать Родину.

Пишу о себе. Присвоили военное звание сержанта. Пришиваю к петлицам знаки различия. Страшат грядущие дни, скоро придётся смотреть в глаза смерти. Как ни как, а жить охота. Письмо последнее пишу, потому что с фронта писать некогда, да и мало людей оттуда возвращаются. Пока всё ещё весёлый, и не пропадает вера в жизнь. Скоро буду проезжать знакомые места, родные селенья и с тревогой смотреть, говорить всему до свидания! Но мне ничего не жаль, кроме отца и матери, моя смерть отнимет половину здоровья или может больше, и это меня сильнее всего беспокоит. Но я так думаю, много воюют и возвращаются, много раненных выздоравливают и тоже возвращаются. Впереди всё загадочно. Ещё одно: скорее бы всё кончилось. Скорее бы разбить Гитлера!

Крепко, крепко жму руку. Желаю успехов в ученье, счастья в жизни.

Друг и товарищ, ваш Пётр. До свидания!

Мой адрес «дорога к смерти». 

Последний бой

- Петя - единственный сын моей тёти Анны и её мужа Ивана. Они жили на Правой Волге и никогда не расставались. Но в 1940 году Петра призвали в ряды РККА на срочную службу, - рассказывает Валентина Сидорчук. - С началом войны в Саранске проходил курсы. В сентябре 43-го сообщал, что ему присвоили звание младшего лейтенанта. Получил назначение в Варненское Краснознамённое гвардейское соединение.

Пётр Колчин, март 1941-го Пётр Колчин, март 1941-го

А как радовались сами бойцы приветам из дома, от близких. На них большая и дружная родня Петра не скупилась. Вот и двоюродная сестрёнка Аля старалась поддержать боевой дух красноармейца Колчина:

«Здравствуй дорогой брат Петенька. Шлю тебе свой сердечный привет и желаю всего хорошего в твоей Красноармейской жизни. Петя, уже третий год пошёл как тебя нет. Я по тебе соскучилась. Быстрей разбивайте собак-людоедов, которые напали на Советскую землю.

Петя, я перешла в четвёртый класс, сдала на хорошо и отлично. В 4 классе буду держать испытание.

Пока всё. Целую крепко. До свидания!

Жму руку. Твоя сестра Аля Софьина. Руфа тоже написала бы письмо тебе, но не умеет. Нынешний год тоже в школу пойдёт, тогда будет писать».

30 сентября 1943 года Пётр отослал родителям письмо, где сообщал, что «завтра, 1-ого октября, вступаем в бой». А 10 ноября Колчины узнали скорбную весть. Помощник командира взвода сообщал: «Ваш сын, а наш командир, Пётр Иванович Колчин убит под городом Запорожьем. 1-ого октября в 7 часов утра началась артиллерийская подготовка, в 8 часов пошли в наступление, а в 9 часов пуля снайпера перервала жизнь вашего сына, а нашего командира. Я тоже ранен, пишу из санбатальона, адреса нет».

В победном мае 1945-го Ивана и Анну Колчиных нашло ещё одно письмо. Его направил житель той самой Дружелюбовки, под которой и погиб их сын. И перед лицом смерти совсем молодой паренёк старался не терять присутствия духа:

«Может быть, останусь жив. Всё еще впереди. Мне вас очень жаль, себя я не жалею. На душе непонятно.

Да действительно настали грозные дни и эти дни в наказание от Бога. Сильно расстраиваться не нужно прошу я Вас ради Бога. Я пока ещё бодр.

Привет всем…»

Сколько себя помнит Валентина Сидорчук, пожелтевшие треугольники всегда бережно хранили и перечитывали большой роднёй. Сама она своего двоюродного брата не знала: в год его героической смерти только появилась на свет. После ухода из жизни четы Колчиных архив достался её маме. Теперь хранительница семейной реликвии - ветеран органов внутренних дел Сидорчук. 

Когда стреляют дрова

Тяжёлые испытания в военные годы выпали и на долю семьи отца Валентины. Его мать с детьми и внуками оказалась на оккупированной территории. Их родную Псковскую землю уже к концу лета 1941-го заняли фашисты. С первых дней войны гитлеровское командование называло Псков «ключом к парадным дверям Ленинграда». Кроме того, древний город являлся воротами в Прибалтику. Непрекращающиеся обстрелы с обеих сторон мирные местные жители пережидали в траншеях, которые рыли под этим шквальным огнём.

- Впервые на родину отца я попала в 1967 году, - вспоминает Валентина Сидорчук. - Поехала вместе с братом Сашей. Поездом до станции Идрица, а от села Бояринова - пешком по лесу 12 километров. На каждом шагу - напоминания о войне: земля изрыта воронками, деревья ранены снарядами. Бабушка рассказывала, как по возвращении из трудовых лагерей землянку топили валежником, собранным в окрестных лесах, а дрова потом стреляли.

На 30-летие Победы на Псковщину Александр и Валентина привезли своих сыновей. И мальчишки собственными глазами увидели грозную память о боях: пробитые каски, неразорвавшиеся патроны, колючую проволоку, даже череп человеческий попался. Недаром и так называемые красные, и чёрные копатели не прекращают здесь поиски до сих пор.

- Жалею сейчас: надо было бабушку и тётушек обо всём тогда расспросить, - сетует ветеран. - Но… Мы были молоды - жизнь казалась бесконечной. А сейчас как в песне поётся: «Всё, что было не со мной, помню…» - цитирует Валентина Роберта Рождественского. 

35 лет на посту

Валентина Павловна в годы службы Валентина Павловна в годы службы

Упорный характер Валентина Сидорчук унаследовала от героических предков. Выстоять в военную пору, поднимать страну из руин - это ли не подвиг? Крепкая рабоче-крестьянская закваска определила её профессиональную судьбу. Начала с маленькой должности помощника инспектора детской комнаты милиции в родной Сызрани. После получила приглашение в линейный отдел внутренних дел на станции Сызрань. Этой хрупкой женщине довелось вершить справедливость в должности народного судьи, отстаивать интересы закона начальником следствия. И даже на заслуженном отдыхе пять лет посвятила кадровой работе в родном линейном отделе. А всего службе закону Валентина Павловна отдала более 35 лет.

- Коллектив был дружный, слаженный, - улыбается Сидорчук. - Мы и сейчас созваниваемся, встречаемся.

В Сызранском ЛО МВД России на транспорте для ветеранов организуют встречи, приуроченные к важным датам. Впрочем, сотрудники транспортной полиции старших товарищей окружают вниманием и заботой не только по праздникам.

Вернуться в раздел

Читайте также

Милицейская волна