195

Фронтовые истории отцов

АВТОР: подготовил Александр Горлов
Фронтовые истории отцов

Ветераны легендарной службы по борьбе с организованной преступностью выпустили в свет книгу под названием «Несломленные и победившие». Презентация прошла в Доме Союза писателей России. В издание вошли сохранившиеся мемуарные свидетельства, документы и фотографии, принадлежавшие их родственникам, воевавшим на фронтах Великой Отечественной.

Знают про скорбь всё

Отдавая дань своим близким, борцы с оргпреступностью увековечили имена защитников Родины.

«Война - это кровь и пот, смелость, умение выжить и победить. Не у всех это получилось. Кто погиб, кто пропал без вести. Многие домой вернулись покалеченными», - обращается во вступлении к читателю бывший 1-й замминистра ведомства, экс-начальник ГУОП МВД РФ, генерал-полковник милиции в отставке Михаил Егоров. Сегодня он является президентом Регио­нальной общественной организации «Лига ветеранов службы по борьбе с организованной преступностью». Стал одним из авторов книги.

«Как показывают повествования сотрудников, на войне было всё: и наступление, и отступление, плен и побеги, партизанские отряды и, мягко говоря, неуважительное отношение к тем, кто побывал в немецком плену. Многие наши коллеги участвовали в острых операциях и боевых действиях. Ими глубоко прочувствована скорбь от потери боевых товарищей, - пишет Егоров. - За 20 лет существования в системе МВД СССР и России, с 1988 по 2008 год, наша служба понесла колоссальные потери. 322 человека отдали свои жизни, стоя на защите правопорядка, более тысячи были ранены».

Михаил Константинович родился 28 ноября 1946-го. В опубликованной работе он описывает жизнь ребят, появившихся на свет после 1945 года.

«Нужда тяжёлым камнем давила на материнские плечи, иссушала их сердца. Но мы, мальчишки, жили своей нехитрой ребячьей долей, нисколько не унывали, что утром нечего было поесть, стремглав бежали на улицу, чтобы с такими же сорванцами затеять военные игры и непременно проявить себя на поприще борьбы с фашистами, ненависть к которым передалась и нам от отцов и старших братьев, кто израненными или, того хуже, слепыми, без руки или без ноги вернулись с фронта, - вспоминает Михаил Егоров. - Доходило до того, что если кто вдруг обзаведётся какой-либо обновкой от немецкой формы, то моментально вокруг такого «счастливчика» создавалась атмосфера всеобщего отторжения и под ребячий свист тот должен был удалиться и где-нибудь в уединении заливаться горькими слезами. Пока кто-нибудь постарше, из авторитетных, не скажет: «Может, хватит, ребята, поучили его и будет. Он же на самом деле не фашист, а из наших». Прощать - прощали, а для пущего прочувствования брали его в очередную игру и в наказание, как правило, давали ему роль фашистского часового. И это считалось справедливым. Собравшись в кружок, мы порой рассказывали друг другу о своих отцах, как они воевали. Мне тоже очень хотелось рассказать».

Пап, ты фашистов бил?

Михаил Егоров - сын фронтовика, сражавшегося с врагом под Москвой и демобилизованного после тяжёлого ранения в начале 1945 года. Тот рано ушёл из жизни. Архивы семьи не сохранились. Михаил Константинович помнит только рассказы отца, ответы на его детские наивные вопросы, неспешные разговоры. Ими генерал-полковник милиции в отставке и поделился:

«... Пап, пап, а как ты фашистов бил?

- Воевал, как и все, не прятал нос под крыло, как страус. Знаешь, есть птица такая?

Что за птица страус, я тогда не знал, но думал, что не очень хорошая, коли прячется ото всех, но, чтобы не прерывать отца, молча кивал головой.

- А сколько фашистов ты убил?

Отец морщился, словно от головной боли, и тихо вздыхал:

- Лучше, если бы я ни одного немца не убил, но на фронте, сынок, так не бывает.

- А почему не бывает? - допытывался я.

Отец ухмылялся и говорил каким-то притихшим голосом, вроде боялся, что кто-то ещё может услышать его слова:

- Потому что фронт - это кровь и смерть; как ненасытная ведьма с косой, так и витает вокруг, словно жертву себе выбирает. Выметет, бывало, полроты, казалось бы, всё, хватит, а оно нет, смотришь, снаряд шальной залетит и, надо же, зацепит самых надёжных ребят. Потому на передовой дремать нельзя, там всегда уши на макушке, на острие должны быть.

- Пап, а ты Москву видал?

- Видать, сынок, не довелось, хотя под Москвой мы стояли, защищали её. Признаюсь, сынок, что сам Господь нам помог отстоять нашу Белокаменную… Подговорил он тогда самого Деда Мороза, чтоб тот покрепче холода напустил на немчуру».

С парада - под пули

В те суровые холодные дни вой­на началась и для бывшего инструктора физической культуры в клубе Рабоче-крестьянской милиции Василия Сунцова. Это отец полковника милиции в отставке, первого вице-президента Лиги ветеранов службы, ветерана боевых действий Михаила Сунцова, автора-составителя мемориального издания «Несломленные и победившие».

Осенью 41-го его отец находился в осаждённой Москве. 7 ноября Гитлер намеревался провести военный парад в столице Советского Союза. Но этому не суждено было сбыться. В этот праздничный день по заснеженной брусчатке Красной площади было шествие советских войск. В том параде в составе лыжного батальона НКВД принял участие Сунцов-старший.

Сын фронтовика пишет: «Сразу после этого отец был отправлен в зону боевых действий в районе города Калинина - ныне Твери. После завершения оборонительной операции до 1944 года нёс службу в части, осуществляющей охрану особо важных объектов промышленности г. Москвы. В 1944-м приказом замнаркома внутренних дел СССР был отозван из войск НКВД и направлен на работу в Московский городской совет ВФСО «Динамо».

Плен, побег - и в строй

«В действующую армию мой отец Дмитрий Григорьевич Мишуков был призван на второй день фашистского нашествия, - рассказывает в «Несломленных и победивших» генерал-майор милиции в отставке Алексей Мишуков, бывший 1-й замначальника ГУБОП МВД России. - В этот начальный период войны отцу и его однополчанам долго не пришлось воевать. В сентябре 1941-го в районе Рославля полк был окружён, а бойцы взяты в плен. Одной из самых страшных катастроф советских войск в ходе Великой Отечественной войны считается разгром Брянского фронта и образование Вяземского котла в ходе немецкой операции «Тайфун».

Красная армия понесла огромные потери, по ряду данных - только пленных от 600 до 688 тысяч человек. Более двух суток без остановок их гнали по Смоленской земле, пока не достигли места фильтрации пленных. Это была открытая местность площадью около 4 га, огороженная несколькими рядами колючей проволоки, с охраной автоматчиков на четырёх вышках.

На дворе стояла осень, временами шёл дождь. Никакого питания немцы не давали, выручали жители рядом расположенного села, которые приближались к лагерю и бросали на территорию хлеб и картошку».

Через пять дней у Мишукова и его четырёх однополчан, с которыми у Дмитрия сложились доверительные отношения, возник план побега. Изучив территорию лагеря, бойцы обнаружили в одном месте слабо закреплённый нижний ряд колючей проволоки. Этим и решили воспользоваться, ожидая благоприятной для побега погоды.

В один из дней, ближе к вечеру, пошёл дождь. Быстро стемнело, охранники промокли, укрылись в будках. Ближе к полуночи, когда многие бойцы спали, Дмитрий и его сослуживцы незаметно покинули лагерь.

«Приподняв «колючку», по-пластунски выбрались наружу. Ушли незамеченными и в первые часы постарались как можно дальше отойти. Поскольку местность была оккупирована немцами, проявляли осторожность, передвигались исключительно ночью. В таком режиме больше месяца шли на юго-восток, ориентируясь по восходящему солнцу и звездам. По мере продвижения всё более отдалённо слышались взрывы снарядов, бомбёжка и немецкая речь», - рассказывает сын бойца.

В начале ноября 1941 года вышли к своим. Встреча оказалась не из приятных.

Пленные с самого начала войны были под подозрением и подвергались уничижительным проверкам. Не избежал этой участи и Мишуков. После, правда, был вынесен положительный вердикт, и Дмитрия направили на фронт. Впереди у него была Сталинградская битва, ранения, заслуженные награды и в итоге Победа.

Спасение командира

Ветеран службы БОП, полковник милиции в отставке Рамиль Мухимханов поделился с читателями воспоминаниями отца Анвера. Участник боёв на Ленинградском фронте в 1944 году при освобождении Выборга получил тяжёлое ранение. Разорвавшаяся рядом мина взрывной волной и осколками повредила оба глаза. Вместе с ним пострадал и его командир. В результате истекающий кровью Мухимханов, лишившийся зрения, вынес на себе с поля боя раненого старшего товарища, который был не в состоянии самостоятельно идти и лишь указывал ослепшему сержанту дорогу. Уже в госпитале врачи определили, что левый глаз у Анвера был потерян, а зрение второго глаза постепенно восстановилось.

...Таких историй в книге собрано множество. Десятки ветеранов службы БОП поделились ими ради того, чтобы увековечить память о поколении победителей. Низкий поклон им.

Фронтовые истории отцов-2.jpgГерои мемориального издания - люди, шедшие к Победе тяжёлыми дорогами

Вернуться в раздел

Читайте также

Милицейская волна