401

Выжил в лагере смерти

АВТОР: Ирина Егорова
Выжил в лагере смерти
ФОТО: Ольга Киреева и личный архив Алексея Семёнова

Генерал-майор милиции в отставке Алексей Акимович Семёнов из города Ковылкина в Мордовии не воевал в Великую Отечественную, но знает о ней не понаслышке. В детстве ему пришлось повидать такой ужас, что и врагу не пожелаешь. Он родился и вырос на Орловщине, в селе Знаменское, куда осенью 1941-го пришли немцы. Солдаты гитлеровской Германии разместились на постой в домах жителей оккупированной деревни и держали население в страхе. А вскоре в жизни мальчишки случилось ещё более серьёзное испытание - концлагерь «Алитус»...

Украденное детство

Деревянная дверь в маленькой избе заскрипела, впуская морозные клубы, и на пороге показались люди в форме. Фашисты выбрали для ночлега дом Семёновых, двое солдат под руки волокли окоченевшего офицера.

Фрицы чувствовали себя полными хозяевами, охапками носили заготовленные дрова, топили русскую печь до тех пор, пока не нагреется настеленная на полу вместо матраса солома. Семёновская ребятня новых жильцов боялась: те, кто помладше, прятались под кровать. Однажды девчонки позволили себе засмеяться над неуклюжим немцем, который ударился головой об лавку. Фриц вмиг достал из кобуры пистолет и приставил к виску одной из малышек. Стрелять не стал, но напугал так, что дети на всю жизнь запомнили.

Вражеские солдаты уходили на передовую, а потом возвращались. Спали человек по пять на полу, а так как в многодетной деревенской семье разжиться было нечем, то питались своими продуктами. Сегодня Алексей Акимович вспоминает, как тогда мальчишкой воровал у фашистов кукурузу.

- Подрывал экономическую мощь гитлеровской Германии, - шутит он.

Помнит, как немцы издевались над больным отцом, Акимом Прокофьевичем. Бригадир колхоза, участник Первой мировой войны был слаб здоровьем и до нападения фашистов, а военное лихолетье сил тем более не прибавило. От голода и холода глава большого семейства слёг, всё время проводил на печи, а постояльцы, фашисты, и ткнут, и пнут, и стащат с больного валенки, и на себя наденут. В январе 42-го Аким Прокофьевич умер.

- Это была самая снежная зима, какую мне только приходилось видеть, - вспоминает Алексей Акимович, - двухметровые сугробы были. Когда папу хоронили, прорывали траншею, чтобы гроб отнести на погост.

Преодолевшие ад

Мать осталась одна с четырьмя детьми. Кое-как выживали в оккупированной деревне. Когда Красная армия стала освобождать земли от немецких захватчиков и врагу пришлось отступать, фашисты пришли в дома селян в Знаменском и велели собираться. Выстроив в колонны, оставшихся в живых повели в Алитус - город на юге Литвы, где в бывших казармах устроили лагерь для военнопленных.

- Мы шли две недели, останавливались в оврагах, спали на земле. От колонны пленников отстал наш дед, может быть, плохо себя почувствовал… О его судьбе больше так ничего узнать и не смогли, - говорит Семёнов.

Колючая проволока, охрана, собаки и холодные бараки - таким запомнился «Алитус».

- Еды практически не было, - делится воспоминаниями Алексей Акимович. - Порой удавалось урвать кусочек мяса дохлой лошади. Иногда литовцы через проволоку бросали картошку или хлеб.

От голода, холода, тяжёлой работы и издевательств люди умирали. Каждый день в глубокие траншеи, которые выкапывали военнопленные, сбрасывали сотни тел узников. Те, кому пришлось бывать там, навсегда запомнили запах смерти.

В барак часто приходили люди и брали у пленных детей кровь, видимо, для бойцов вермахта. Героическая женщина - мать Семёновых своих, и без того ослабленных дочерей и сыновей старалась избавить от участи доноров. Придумывала уловки, натирала тела ребят найденной в столовой солью, от раздражения на коже появлялись болячки. Фашисты думали, что дети больные, и не трогали их.

Алексей Семёнов, его мать, брат и две сестры провели в конц­лагере больше года. Однажды утром проснулись и не обнаружили ни колючей проволоки, ни опостылевших фашистов. Свобода! Красноармейцы выпустили пленных…

Всё начали с нуля

Родная Орловская земля встретила бывших узников картиной совсем не радужной. На месте, где стоял родной дом, - пустота, село трижды переходило к противнику, практически всё здесь сгорело дотла. У вернувшихся из концлагеря детей и их матери не было ни документов, ни вещей, ни крыши над головой. Для начала Алексей и его брат соорудили шалаш, но зимовать в нём было нельзя, поэтому на время лютых морозов переехали в дом к бабушке - в село, которое находилось в нескольких километрах от Знаменского. А следующей, победной весной приступили к строительству небольшой избы.

И новоселье справили, но только жизнь легче не стала. Сплошная нужда. Алексей в зимнюю стужу ходил в школу в лаптях, а от голода падал в обморок. Только когда он учился в 10 классе, мать смогла купить сыну валенки, они были разные - один серый, другой чёрный, но это совсем не важно, главное, ноги теперь не замерзали.

Когда сын окончил десятилетку, мать кое-как наскребла 10 рублей и отправила его в Харьков поступить в военное училище. Алексей маму не подвёл, отучился, да вот только после окончания попал под сокращение, и весь военный выпуск был направлен на службу в милицию в республики Средней Азии.

Новая Родина

Так Семёнов оказался в Таджикистане. Начинал оперуполномоченным ОБХСС. Жизнь была не­устроена. Поначалу даже ночевать приходилось то в рабочем кабинете в отделении, то в детской комнате милиции. И только после женитьбы молодому милиционеру и его супруге дали квартиру.

Со своей женой Валентиной Фёдоровной он познакомился на танцплощадке. Влюбился в девушку с первого взгляда. Фармацевт по образованию, она тоже попала в Таджикистан по распределению, до этого жила в Мордовии. 35 лет пробыли Семёновы в союзной рес­публике, там родились двое их сыновей. За свою многолетнюю службу Алексей Акимович раскрыл много громких преступлений. Был заместителем начальника управления уголовного розыска, штаба МВД республики, руководителем УВД, а на заслуженный отдых генерал-майор Семёнов ушёл с должности первого заместителя министра. За отличную службу награждён грамотами и благодарностями.

В 1992-м в Таджикистане началась гражданская война, Алексею Акимовичу и его семье пришлось уехать из республики. В Орловской области родственников у Семёновых не осталось, поэтому на семейном совете было принято решение обосноваться на родине супруги - в Ковылкинском районе Мордовии.

На днях у Алексея Акимовича юбилей, ему исполнится 85. Сейчас он живет один, супруга ушла из жизни несколько лет назад. Но у бывшего узника концлагеря есть дети и внуки, которые регулярно навещают отца и деда. А ещё его стараются окружить заботой и вниманием сотрудники и руководство республиканского МВД. Несмотря на то что ветеран никогда не служил в Мордовии, местные полицейские навещают Семёнова и приглашают его на праздники. В общем, приняли как родного.

Вернуться в раздел

Читайте также

Милицейская волна