104

Избежавший расстрела

АВТОР: Ольга Орлова
Избежавший расстрела
ФОТО: из личного архива Ивана Стороженко

Майор милиции в отставке Иван Максимович Стороженко хорошо знает цену хлеба. И не потому, что до того, как стать милиционером, работал комбайнёром, участвовал в битвах за урожай. Просто 82-летний ветеран прошёл немецкий концлагерь.

Сейчас он живёт в заволжском посёлке Озинки, в райцентре Саратовской области, на бывших когда-то целинными землях. Старых фотографий из детства не сохранилось. Точнее, Иван Максимович не уверен, что они вообще были. Больно уж тяжёлыми выдались детские годы для мальчишки из небольшой белорусской деревеньки. Одно слово - война!

Ване не исполнилось и трёх лет, когда завертелась кровавая мясорубка. Все заботы о семье, в которой, кроме него, было ещё трое детей, легли на плечи матери, молодой ещё женщины, но уже вдовы. Любимый муж и отец погиб в 41-м, едва успев добраться до фронта. А дальше судьба и вовсе послала такие испытания, что и представить сложно - жизнь в оккупации, фашистский лагерь и дорога на расстрел, которого чудом удалось избежать…

На начало войны в их деревне было 17 белорусских и 5 еврейских семей. Среди последних в основном старики и дети, которые не успели уехать с отступающими советскими войсками или уйти в лес к партизанам. Занявшие территорию нацисты вывезли их сразу и понятно куда - на смерть. Через год, летом 1943 года, пришёл черёд и остальных.

По воспоминаниям очевидцев, карательный отряд из полицаев расстрелял сразу 15 человек. Часть жителей загнали в вагон для телят: стариков, женщин, детей. Так их везли три дня, не открывая вагон.

- Каким-то чудом нас не сожгли вместе с домами, - рассказывает Иван Максимович, повторяя услышанное когда-то от матери.

Она же рассказывала и о том, как недалеко от села убили полицая. Фашисты стали требовать от жителей выдать причастных, но так и не добились своего. Каратели грозились сжечь сельчан вместе с домами, но по каким-то причинам спалили только жилища. От живописной деревеньки осталось пепелище, а её обитатели оказались в концлагере на территории Брянской области, в городе Клинцы. Городок снискал печальную славу из-за чинимых здесь зверств и расправ нацистов над мирными жителями. Здесь было гетто, всех обитателей которого впоследствии оккупанты расстреляли, и лагерь для военнопленных.

Иван Максимович мало что помнит о том страшном лете: деревянные стены барака, через щели которых пробивались лучи солнца, голые полати. А вот пережитые чувства не притупляются и поныне причиняют боль. Мальчику было страшно, что его разлучили с матерью, ведь детей держали отдельно от взрослых заключенных. А ещё постоянно хотелось есть.

- Давали баланду - воду, в которой изредка попадались обрезки капустного листа и гнилые помидоры, - говорит ветеран. - Вот такой рацион изо дня в день, на протяжении нескольких месяцев заточения.

Когда стало понятно, что контрнаступление советских войск не остановить, узников лагеря фашисты решили уничтожить. Людей заталкивали в машины, не скрывая, что повезут на расстрел. Уже из кузова заключённой Стороженко удалось выбросить всех своих детей в лес, по которому петляла дорога. Сама тоже выпрыгнула. «Господь помог», - говорила потом, вспоминая подробности этого рискового, имеющего мизерные шансы на успех поступка. Все ребятишки остались невредимы, мать, как цыплят, собрала их по кустам и также лесом повела в сторону родного дома. Так они прошли больше сотни километров.

Дальнейшая жизнь семьи тоже сложилась нелегко. Иван окончил семилетку и школу фабрично-заводского ученичества, затем работал в шахте на Донбассе. После армии осваивал целину, а потом из комбайнеров переквалифицировался в милиционеры. Понятно, что не сразу, а прежде прошёл школу милиции, где оказался по призыву комсомола. Направление получил в Озинский районный отдел милиции, здесь в следственном отделе и проработал с 1966  по 1992 год.

Не смотря на тяжелое детство, в молодости Иван Стороженко был завидным женихом. От девушек не отбиться, а женился он на женщине с тремя детьми. 

- Бабушка была очень-очень добрая, любила детей. И не только своих, - дополняет приёмная дочь Вера. - Когда семьёй её сына стали мама и мы, три маленькие дочки, бабушка приняла нас как родных. На такие чувства способны немногие. И папа - а для нас с сестрами он был и есть наш любимый, и родной папа - тоже из их числа.

Супруга родила Ивану Максимовичу   троих сыновей. А теперь в семействе есть и внуки, и правнуки, и даже сложилась полицейская династия, во главе которой майор милиции в отставке Стороженко.

- Мы много повидали, но больше всех вынесла наша мама, ведь её переживания были не только за себя, но за каждого из нас. Выжили мы только её материнским подвигом, - подводит итог ветеран.

Статус узника фашистских лагерей Иван Максимович получил, уже будучи на пенсии. Его братья и сестра тоже значились в этом скорбном списке жертв фашисткой неволи.

Семейное фото. Мать Стороженко Федора Силеевна (внизу крайняя справа), Стороженко Иван Максимович (слева в верхнем ряду) и его младший брат Леонид Максимович Семейное фото. Мать Стороженко Федора Силеевна (внизу крайняя справа), Стороженко Иван Максимович (слева в верхнем ряду) и его младший брат Леонид Максимович
Вернуться в раздел

Читайте также

Милицейская волна