1421

Как за маньяком пачка чая следила

АВТОР: Наталья Бравинова
Как за маньяком пачка чая следила
ФОТО: Никита Половнёв
Профессия сыщика мужская? Может быть. Но миниатюрную и хрупкую Жанну Срубилину - сотрудника мурманского уголовного розыска - уважали не только сослуживцы. С почтением к леди в погонах относились и те, кто находился по другую сторону закона. Встречаясь с ней, они чувствовали, что за приятной внешностью скрывается умный, грамотный и волевой человек.


Я вам не барышня

- Чтобы «выжить», женщина в УУРе должна стать суперпрофессионалом, считает Жанна Срубилина. - Здесь нельзя использовать чары, показывать слабость. Добиваясь уважения, надо каждый день доказывать собственную состоятельность.

И она доказывала. С пяти лет мечтала о работе в милиции. Два года комсомолкой провела на опорном пункте, помогала инспектору. Получив хороший школьный аттестат, сразу в юридический вуз пойти не рискнула, решила сначала заработать стаж.

Как-то увидела объявление в газете, что требуется контролёр в следственный изолятор. Чтобы стать рядовым внутренней службы, охраняющим спецконтингент, два месяца каждый день девушка дежурила под дверями отдела кадров. Когда надоело слушать отказы, записалась на приём к руководителю областного управления ведомства... Генерал очень удивился, увидев перед собой почти девчонку в смешной шапке с помпоном. Но услышал, как ей надо то, о чём просит. Помог.

По словам Жанны Валерьевны, в следственном изоляторе ей понравилось всё - руководители, начальники смен, сотрудники. Именно здесь поняла: моё, надо учиться дальше. Срубилина получила от СИЗО заветное направление в Вильнюсскую среднюю школу МВД СССР. Отучилась на опера и с огромным багажом знаний вернулась в Мурманск.

- В кадрах сказали: «Какой УУР, пойдёшь в ПДН». Возражений не приняли. Куда деваться? - пожимает плечами моя собеседница. - Приступила к службе в городском отделе. За несколько месяцев раскрыла 12 преступлений и пошла проситься в криминальную милицию. Начальник уголовного розыска области взял, хотя в успех затеи, по-моему, совсем не верил.

А зря. Как потом оказалось, именно женское качество - интуиция - часто помогало ей в работе. Благодаря внутреннему чутью оперативник сумела вычислить ничем не выдававшего себя маньяка. За это раскрытие в 2005 году Жанне Валерьевне присуждена российская общественная премия «Честь и доблесть». 

Звериный блеск

А дело было так. В Апатитском районе произошла серия убийств. В собственных квартирах зарубили топором несколько человек. Преступник наносил сзади по голове два удара. Все погибшие одинокие алкоголики. У них и взять-то нечего. Среди населения поползли самые невероятные слухи, страсти нагнетались. Для содействия местной милиции направили группу сотрудников из регионального управления уголовного розыска.

- Зацепок нет. Стали отрабатывать последние контакты. Кто с кем пил, никто ничего не помнит, - рассказывает ветеран. - Проверяем ранее судимых, картотеки. Вдруг думаю: «Надо афганцев бывших посмотреть». Из списка выбрала одного, Крутенко. Не спрашивайте, не знаю почему. Пригласила в отдел.

В кабинет зашёл 30-летний парень. Не пьёт, не курит, великолепная речь, явно много читал. На все вопросы отвечал, вообще не удивлялся, что в милицию вызвали. В какой-то момент сыщик заметила необычный блеск в глазах, какой-то звериный.

- Я точно не робкого десятка, но впервые в жизни стало очень страшно! - признаётся Жанна Валерьевна. - Сразу сообразила, что нахожусь на третьем этаже Апатитского РОВД, дежурка далеко. Жутко обрадовалась, когда поздно вернувшиеся из командировки коллеги зашли в кабинет документы в сейф положить.

Дальше события развивались ещё интереснее. Оперативник решила произвести поквартирный обход в шестой раз. В доме Крутенко вдруг одна соседка и говорит: «Хороший парень, даже мусор в отутюженных брюках выносит, вежливый такой. Но однажды удивил, сидел прямо на ступеньках, посмотрел на меня, как зверь. Рядом пакет, помню, стоял, в нём топор, ещё строительные инструменты какие-то».

Срубилина пригласила парня снова. При этом попросила врача-психиатра за ним скрыто понаблюдать, не настораживает ли что-нибудь? Доктор потом заверил: «Он здоровее нас с вами».

- Но что вы думаете, у подозреваемого было-таки с детства редчайшее психическое заболевание, связанное с раздвоением личности! - восклицает подполковник милиции в отставке. - Удивительно, да? Он хорошо учился, прошёл все военные комиссии перед отправкой в горячие точки и параллельно вёл вторую жизнь.

Заряд иссяк

Перед последней встречей с Крутенко, на которой опер решила его «дожать», Срубилина попросила коллег в целях безопасности следить за беседой через видеокамеру. Устройство вмонтировали в пачку из-под чая и установили на сейф.

- Мы разговариваем, я притворяюсь, будто «в раж вошла», заявляю ему: «Тоже хочу испытать, каково это - лишать жизни». А он мне: «О, это такое чувство!» А чуть позже начал делиться, как не любит тех, кто пьёт, бессмысленно прожигает жизнь…

Теперь, конечно, со смехом вспоминает Жанна Срубилина, как в самый напряжённый момент зашёл в дверь оперативник и заявил, что ему нужен чай. Она поняла, что милиционер наверняка не знает, что в коробке спрятана камера, пыталась отговорить, предлагала другой напиток. Но тот настаивал. В результате схватились за пачку оба. Мужчина вырвал её практически силой и унёс, а женщина судорожно соображала, как действовать дальше без страховки. Позже оказалось, что в видеокамере «умерло» зарядное устройство. А сотрудника послали «за чаем» переживающие за Жанну коллеги.

Поздно вечером Срубилина уже на тысчу процентов была уверена, что сидящий перед нею спокойный внешне человек и есть серийный маньяк. Но сил продолжать разговор не осталось. На следующее утро за подозреваемым приехал оперативник Апатитского РОВД. Крутенко поинтересовался: служил ли тот в армии. Получив утвердительный ответ, сказал милиционеру: «Садись и слушай». И далее последовательно во всём сознался. 

Жизнь продолжается

Когда в структуре Управления уголовного розыска УВД Мурманской области появился отдел по раскрытию преступлений, совершённых по найму, так называемых заказных, Срубилина пришла туда в 2008-м заместителем, а через год возглавила его. Отдел просуществовал около шести лет, но результаты его работы впечатляли.

- В УУР прошла всё, кроме разыскного отдела, - подытоживает Срубилина. - Умирала от счастья, пыталась разбиться в доску, показывая: я - ни в коем случае не женщина, я - опер. Снова и снова доказывала, что могу не просто бумажки носить, а живой работой заниматься. Они эксплуатировали меня по полной и мучали, и хвалили. Они - это мои начальники, руководители, на которых очень везло.

Как признаётся железная леди, её слабость - это запутанные преступления, где невозможно применить чёткий алгоритм, нужно включить творческое мышление.

Вместе с мужем Игорем Жанна окончила 4-й факультет Академии МВД СССР. Он тоже долгие годы служил в органах внутренних дел. Познакомились молодые люди, когда Игорь работал в патрульно-постовой службе. Участок ему достался не самый спокойный. Уже тогда он раскрыл не одно преступление. Срубилина заметили и ещё без спецобразования в виде исключения взяли в угро сержантом. А в 97-м стал заместителем начальника отдела собственной безопасности УВД Мурманской области.

В сентябре 2012 года Жанна Валерьевна ушла на пенсию. Было невыносимо. Ей казалось, что жизнь закончилась. Но это только казалось. Уже пятый год она член комиссии по вопросам помилования при губернаторе Мурманской области. Входящие в неё адвокаты, прокуроры, работники службы исполнения наказаний, чиновники несколько раз в месяц рассматривают ходатайства заключённых перед президентом Российской Федерации. А недавно Жанна Валерьевна возглавила Совет ветеранов уголовного розыска УМВД России по Мурманской области.

За всё время беседы мне так до конца и не удалось понять, как же всё-таки она «раскалывала» на признательные показания серийных убийц, маньяков, наглых, тёртых жизнью уголовников? Но ведь раскалывала же! Наверное, видели они в ней что-то. Может, бесстрашие, фанатизм, дотошность. На вопрос: «Скучаете по работе в угро?» она могла бы и не отвечать. Правду выдали заблестевшие глаза железной леди - Жанны Срубилиной.

Вернуться в раздел
Милицейская волна